Герои

Хорошая жена. Ольга 15 лет терпела насилие, но смогла начать новую жизнь

Собрано 44 941 из 45 612 рублей
Помочь

«Я прокусила себе руку, чтобы не плакать — боялась разбудить детей», — вспоминает наша героиня о жизни в браке. У нее до сих пор есть травмы, которые дают о себе знать. Однажды Ольга позвонила на горячую линию для потерпевших от домашнего насилия. Единственное, что она смогла сказать: «Помогите!» На руках было четверо детей и мысли: да кому я нужна? Ей помогли в Убежище — проекте, который работает благодаря поддержке читателей Имен. Сегодня Ольга сама помогает потерпевшим. А еще готовится выйти замуж. 

Ольге Красковской 39, у нее четверо детей. Алине шесть лет, Мише — восемь, Софии — десять, старшему Славе скоро будет 15. Вместе с детьми она живет в просторной квартире на Каменной Горке. А еще с «соседом» — так она называет бывшего мужа. Ольга не меняется в лице, когда тот заходит на общую кухню. Она уже не боится рассказывать, что пережила в браке, хотя еще пять лет назад звонила на линию для пострадавших от насилия и не могла слова сказать — только плакала в трубку. 

Это был студенческий брак. Ольга говорит, что о любви с ее стороны сначала речи не было. Была симпатия и незапланированная беременность: «Я просто не видела для себя другого выхода, как выйти замуж». Фото: Александр Васюкович, Имена

Свою историю Ольга рассказывает спокойно, с улыбкой на лице, но заметно, как иногда к горлу подбирается комок. В браке, а равно в насилии, она прожила 15 лет.

«Я никто, я не справлюсь»

Ольга вышла замуж еще в студенчестве. Вскоре после свадьбы муж ударил ее первый раз. Простила. Потом пошли дети. Соглашаясь на очередного ребенка, Ольга доказывала любовь к мужу, который постоянно ревновал ее и требовал подтверждения ее чувств.

Младший сын — из двойни. Во время беременности второй ребенок замер, и врачи рекомендовали сделать аборт, чтобы спасти маму. Но Ольга отказалась. А когда вышла из больницы, муж сказал, что ребенок не выжил из-за нее.

Ольга старалась во всем нравится мужу, а он все время ревновал: «Говорил, я его не люблю. И мне нужно было доказывать обратное. Это сейчас я понимаю, что никогда ничего не нужно доказывать. Что человек либо тебя принимает, либо нет». Фото: Александр Васюкович, Имена

— Мне было очень стыдно попросить о помощи. Я же все сама: быть сильной — это хорошо, а быть слабой — это плохо. О спасении я не думала. Просто хотела повлиять на мужа, чтобы все стало хорошо.  

После очередного конфликта, когда Ольга прокусила себе запястье, стараясь не кричать и не разбудить детей, муж разрешил ей сходить к психологу. Но с условием: не говорить о проблемах и записать всю беседу на диктофон. К очередной встрече Ольга написала свою историю в тетрадке и молча оставила психологу. В тот же вечер специалист прислала ей телефон горячей линии пострадавших от домашнего насилия.

Думала: у меня столько детей, я не справлюсь. Как я их прокормлю? Я никто. 

— Я позвонила не сразу, но ничего не могла сказать: просто плакала в трубку и просила: «Помогите». Помню встревоженный голос женщины и ее заинтересованность помочь, но я не смогла больше ничего выдавить. Но даже этого мне хватило на два месяца, я поняла: меня услышали, есть такой номер, по которому можно позвонить.

«На людях все выглядело красиво, — вспоминает Ольга. — Многодетный отец, заботливый муж. Все плохое оставалось за закрытыми дверьми — только для меня». Фото: Александр Васюкович, Имена

Наступил момент, когда Ольга устала бояться. В мае 2013-го после очередного скандала она написала заявление в милицию, отдала мужу кольцо и уехала к родителям.

— Физически стало легче — не было прессинга. Но в голове творился кошмар. Я понимаю, почему женщины возвращаются. Самостоятельно справиться с этими мыслями невозможно. Я думала: у меня столько детей, я не справлюсь. Как я их прокормлю? Я никто. Хотя и диплом был, и в декрет я уходила из гимназии, — вспоминает Ольга. — Пока не подала на развод, месяц садилась за письменный стол в детской комнате и тупо смотрела в окно. Вечером находили страшные мысли: все плохо, выхода нет. Неопределенность пугает больше всего.

Жизнь без насилия

Ольга приняла решение вернуться в Минск более, чем через год: многодетной семье еще до развода дали квартиру. Муж заселился туда первым, Ольга с детьми приехала в августе 2014 года. Решила, что не имеет права лишать их права на образование и жизнь в столице — рядом с домом хорошая гимназия.

— Первое время приходилось отвоевывать территорию. Наш развод бывший муж воспринял как формальность, думал, все будет по-прежнему. Я говорю: «Где наше? Мы в разводе — все будет отдельно!»

Все это время Ольга старалась оградить детей от конфликтов. Около месяца ей даже пришлось пожить в Убежище для женщин и детей, переживших насилие. В тот момент шел очередной суд, и бывший муж начал показывать и зачитывать старшему сыну все документы. Первое время дети боялись отца, но теперь ситуация изменилась.

— Живут же люди в коммунальной квартире? — спокойно говорит Ольга. — Отличие только в том, что у нас общие дети.

Уехав от мужа, Ольга начала ходить на группы взаимопомощи для женщин, пострадавших от насилия, которые организует общественное объединение «Радислава». Первое занятие в группе она даже не помнит. Ничего не чувствовала. Было что-то похожее на анестезию: не было ни эмоций, ни желаний, пришла просто потому, что надо было куда-то идти.

Ольга старалась оградить детей от конфликтов. Около месяца ей даже пришлось пожить в Убежище для женщин и детей, переживших насилие. Тогда шел суд, и бывший муж начал показывать и зачитывать старшему сыну все документы. Первое время дети боялись отца, но теперь ситуация изменилась. «Живут же люди в коммунальной квартире? — спокойно говорит Ольга. — Отличие только в том, что у нас общие дети». Фото: Александр Васюкович, Имена

— Сейчас я сама веду группу, и вижу себя пять лет назад. Осознать все сразу и прожить — это невозможно. Я на группу ходила три с половиной года, и мировоззрение постепенно менялось. Потихонечку меня отпустило.

Психологи говорили Ольге, что нужно научиться заботиться о себе, даже в мелочах: с утра позавтракать сначала самой, а потом накормить детей. И это было непросто:

— У меня было заведено с утра всех переодеть и накормить, а только потом поесть самой. На часах могло быть уже час дня, хотя вставала я в семь утра.

А потом Ольга поняла, что-то, что с ней случилось — это не стыдно. И начала об этом рассказывать.

Мама Ольги поддержала ее желание вернуться в Минск. Первые полгода она жила вместе с дочерью и внуками, чтобы защитить Ольгу от бывшего супруга. Фото: Александр Васюкович, Имена

Если женщина обратилась за помощью, она уже начала себя спасать

Три года назад Ольга стала волонтером в «Радиславе», чтобы помогать женщинам, пережившим насилие. И осталась там работать.

Несколько раз в неделю Ольга едет в Убежище, общается с женщинами, узнает, какая помощь нужна: сопровождает клиенток к адвокату, в суд, координирует работу группы взаимопомощи.

Первое время потерпевшей очень важно опираться на поддержку женщин, которые тоже пережили насилие. Гораздо проще раскрыться, когда на примере других видишь, что можно жить дальше, что жизнь сама по себе ценность. Не потому, что ты приготовила обед и красиво стол накрыла, а потому, что ты человек и имеешь право жить, проявлять себя, любить и быть любимой.

Нужно научиться любить себя, уверена Ольга. Она нашла правила психолога Лабковского и повесила тезисы на стену: делать только то, что хочется; не делать того, чего делать не хочется; сразу говорить о том, что не нравится; не отвечать, когда не спрашивают; отвечать только на вопрос и выясняя отношения, говорить только о себе. Фото: Александр Васюкович, Имена

— Если женщина пришла к нам — она уже начала себя спасать. Сейчас при «Радиславе» работают две группы взаимопомощи. Принципы едины: никто никого не осуждает, не перебивает, не дает оценок. Можно просто посидеть, послушать. Если женщина не хочет говорить, она может помолчать. Задача такой группы — сместить фокус внимания на себя. И тогда женщина находит способы решения своих проблем самостоятельно. Пока она находится во внешних эмоциях, решение увидеть невозможно. Я очень радуюсь, когда в конце встречи женщина говорит, что ей стало легче.

Ольга работает гораздо больше, чем требуют ее обязанности. Она не всегда может прийти домой и отключить телефон, потому что в любой момент к ней могут обратиться за помощью.

— Если я знаю, что клиентка прямо сейчас пытается вернуть ребенка из другой страны, не могу же прийти домой и сказать: все, я больше не работаю. Это невозможно, — при этих словах у Ольги впервые на глаза наворачиваются слезы. —  Если мне человек после восьми вечера пишет, можно ли мне позвонить, отвечаю: «Конечно, можно!» Мне нравится поддерживать и помогать, и мне кажется, у меня получается.

«Теперь моя жизнь похожа на сказку»

К бывшему супругу Ольга относится спокойно, хоть и видеть его приходится каждый день. В первое время, когда только вернулась в общую квартиру, хотелось сатисфакции, но потом это чувство ушло.

— Отец моих детей начал меняться, с ним уже можно договариваться. Теперь он более охотно отзывается на просьбы о помощи, связанные с воспитанием детей.

Но страх перед мужчинами у нее остался, особенно, если замечает, что вызывает у них симпатию.

Фото: Александр Васюкович, Имена

— Для меня это как маркер, заставляющий заново переживать насилие. У меня получилось завязать новые отношения с мужчиной, потому что я знаю этого человека. Но страхи из прежних отношений я принесла с собой. Доходило до абсурда: например, вопрос, как прошел мой день, я воспринимала как попытку контроля. Сначала у него это вызывало недоумение, а потом просто смех.

Когда Ольга выходила замуж первый раз, у нее была установка — с супругом обо всем нужно говорить. И они говорили обо всем. Но она не знала, что еще важно быть услышанной, чтобы человек после разговора менял свои решения и привычки.

— Теперь моя жизнь похожа на интересную и добрую сказку. Но для людей, которые всегда жили в нормальных отношениях, так и должно быть. У мужчин часто есть установка: если я послушаю, что говорит женщина, то упаду в собственных глазах как мужчина. Быть «подкаблучником» для них — это самое постыдное. Хотя на самом деле те, кого агрессоры называют подкаблучниками, — мудрые люди, они выстраивают партнерские отношения, просто слышат свою женщину и учитываю ее мнение.

Убежище помогло Ольге пережить насилие и начать новую жизнь. Теперь Ольга помогает таким же пострадавшим женщинам и детям. Фото: Александр Васюкович, Имена

Предложение Ольге уже сделали. Но окончательного ответа она пока не дала. Мешает установка, что как только человек вступает в брак, начинает все рушиться: с каждым годом становится все хуже. Но эту установку, уверена она, можно преодолеть:

— Как только созрею, скажу «да».

Наша героиня реально смотрит на жизнь. Говорит: будет сложнее, но интереснее. Когда появляется интерес к жизни, сложности воспринимаются, не как кара небесная, а как задача, которую хочется решить: ага, что мне жизнь еще подкинет?

Как можно помочь

Убежище помогло Ольге пережить насилие и начать новую жизнь. Теперь Ольга помогает таким же пострадавшим женщинам и детям, которым некуда бежать от криков, побоев и издевательств. Убежище — безопасное место, где им временно дают кров, помогают психологически и юридически. Бесплатно и конфиденциально.

По данным ЮНФПА, в Беларуси каждая вторая женщина за свою жизнь хотя бы раз подвергалась насилию. Это ужасная цифра, это проблема всей страны. Если вы или ваши знакомые столкнулись с насилием, не терпите и не молчите. Вот телефон экстренной помощи +375 29 610 83 55, по которому вас в любое время выслушают, поддержат и помогут.

Убежище — важный социальный проект, но к сожалению, у него нет поддержки государства. Помочь может каждый из нас. Нажмите кнопку Помочь, оформите подписку на любую возможную сумму. А мы обязательно расскажем, как изменилась жизнь женщин и детей благодаря вашей поддержке.

Имена работают на деньги читателей. Вы присылаете 5, 10, 20 рублей, а мы делаем новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Имена — для читателей, читатели — для Имен. Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!

Поддержите проект
Убежище для женщин и детей
Собрано 44 941 из 45 612 рублей
Выберите сумму разового платежа или оформите подписку:
Герои

«Я вам не Ирочка». Как женщина подняла лесхоз, где теперь тракторист зарабатывает больше директора

Герои

Рак, иди к черту! Как молодые белоруски борются с онкологией

Помогаем проекту Имена
Собрано 296 148 из 420 000 рублей
Герои

Ешь. Молись. Люби. Бывший шеф-повар каждый день готовит обеды для 100 минских бездомных

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 13 495 из 75 501 рубль
Герои

Куда уходят дети? В другие детдома. 11 сирот в Жодино пакуют чемоданы

Герои

Как бабушка из Пружан в 89 летает на тарзанке и ведет занятия по гимнастике. «Жизнь на пенсии только начинается»

Герои

Иван продавал на улице брелоки, а теперь получает заказы из Америки. Как ИТ-курсы меняют жизнь глухих

Помогаем проекту Работа для глухих
Собрано 12 427 из 24 595 рублей
Герои

Детский сад для бездомных. Как минских бродяг кормят обедами из трех блюд

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 13 495 из 75 501 рубль
Герои

Парень из Гомеля был бродягой, а стал менеджером в успешном бизнесе

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 13 495 из 75 501 рубль
Герои

«Это победа!» Как программист Леша помог бабушке-ветерану не уехать в психушку

Герои

Везучие «Ангелы». Как балерина и дирижер из Минска ищут пропавших людей

Помогаем проекту Поисково-спасательный отряд «Ангел»
Собрано 60 300 из 81 590 рублей