Истории

«ВИЧ — это выдумка». Врач-терапевт минской поликлиники отговаривает сдавать анализы на вирус

Помогаем проекту Позитивное движение
Собрано 1054 из 3515 рублей
Помочь

Врач-терапевт минской поликлиники Анастасия Смирнова (имя и фамилия изменены*) отговаривает сдавать анализы на ВИЧ: в часовом видеоролике, выложенном на YouTube, она утверждает, что ВИЧ — заговор фармацевтических компаний, а рак можно вылечить содой. У видео уже больше 19 тысяч просмотров. Наткнулась на него и минчанка Маша Стежко. И настолько возмутилась увиденным, что написала жалобу на врача в Комитет здравоохранения Мингорисполкома. Девушка считает, что таким людям, как Настя, не место в системе здравоохранения. Комиссия, которая проводила проверку по жалобе Маши, признала, что терапевт на видео говорит вещи «некомпетентные», «непрофессиональные» и «ненаучные», но отстранять ее от работы не стала. «Имена» пообщались не только с Настей, но и с другими медиками, а также людьми с ВИЧ, и выяснили, что отказ от лечения приводит к смертельно опасным последствиям. Нажав кнопку «Помочь», вы можете поддержать общественную организацию «Позитивное движение», которая, наоборот, ежедневно уговаривает инфицированных людей принимать лекарство.

Анастасия Смирнова — ВИЧ-диссидент. То есть человек, который отрицает существование вируса. В то время как в Беларуси только за 2016 год зарегистрировали около 2,5 тысяч людей с положительным ВИЧ-статусом. «Официальные» врачи утверждают, что если болезнь лечить, то с ВИЧ можно жить также, как живут сегодня с диабетом. Если же терапию не принимать, то ВИЧ-инфекция неминуемо приводит к гибели. Каждый ВИЧ-диссидент дает инфицированным людям лишний повод поверить в сказку и начать убивать себя бездействием.

Видео с Настей уже посмотрели 19 340 раз. Среди зрителей, судя по комментарием, есть и люди с ВИЧ.

«Надо просто отказаться от мяса»

«Я знаю и убеждена, что ВИЧ не существует», — говорит терапевт Анастасия Смирнова. И рассказывает, как убеждает не сдавать тест на ВИЧ, если пациенты, например, готовятся к операции.

— Просто стараюсь меньше людям давать на ВИЧ [направлений] и отговариваю, если кто-то к операции готовится или что-то такое, когда надо сдавать, — поясняет врач в беседе с журналистом «Имен».

Настя, как и другие ВИЧ-диссиденты по всему миру уверена, что терапия — это яд, который придумали фармацевтические компании, чтобы нажиться на чужой доверчивости. Имя терапевта изменено, поскольку это было условием согласия на разговор под диктофонную запись и его публикации. Настя просит нас изменить ее имя также потому что знает: врачей, которые дерзнули раскрыть мировой заговор, «закрывали и даже убивали». Поэтому все знающие люди вынуждены скрываться на границе с Мексикой или уходить в глубокое подполье «на местах».

Врачи уговаривают принимать лекарство, потому что банально следуют за толпой и не желают разбираться в вопросе

Настя — участник российской диссидентской группы «ВКонтакте». В этой группе — более 15 тысяч человек из России, Украины и Беларуси. Там можно найти советы, как «защитить» своих детей от лечения, скрыться от врачей и оформить письменный отказ от приема таблеток.

— Врачи уговаривают принимать лекарство, потому что банально следуют за толпой и не желают разбираться в вопросе, — говорит Настя. — В курсе правды в основном те, кто сидит в верхах и получает хорошие деньги.

Комментарии к видео Насти. Скриншот со странице на YouTube.

«Когда я увидела ответ Комитета здравоохранения — опустились руки»

Почти часовой видеоролик-интервью прямо в кабинете поликлиники записал и выложил в интернет Настин товарищ Евгений. Он — автор целого цикла видеороликов о здоровом питании, заговоре фармацевтов, чиновников и толстосумов. Минчанка Маша наткнулась на это видео случайно: ожидала результата теста на ВИЧ и изучала разные группы в соцсетях по теме. Зашла в сообщество «ВИЧ-диссидентов», а там — видео с Настей.

— Не обратила бы на него внимание, но под роликом был комментарий: «Ой, наконец-то в Беларуси появились врачи, которые что-то понимают!» То есть это не где-то в России ВИЧ-диссидентство, а здесь, дома. И, вероятно, кто-то из моих близких может попасть к этому, э-м-м, специалисту на прием. Ужасно! Я сама сдавала тест, скорее, из интереса, но мне всё равно было не по себе, когда сидела и ждала результат. А если человеку ставят диагноз «ВИЧ-положительный», я могу только предполагать, насколько ему тяжело. Ему нужна помощь и лечение, а не этот бред, который может его убить.

Вероятно, кто-то из моих близких может попасть к этому, э-м-м, специалисту, на прием. Ужасно!

Минчанка Маша Стежко считает, что таким людям, как Настя, не место в системе здравоохранения Фото: Александр Васюкович, Имена

Лицо Насти на видео размыто, но для Маши раскрыть личность этого врача стало вопросом принципа. Девушка не поленилась: по комментариям и через переписку с другими участниками группы сначала узнала имя оператора, а потом, через список его друзей, вышла на Настю: «Открывала страницы и сравнивала. По рукам, по месту работы, по интересам. Нашла и написала обращение в комитет по здравоохранению Мингорисполкома».

Через неделю в ответ на письмо, рассказывает Маша, ей позвонили из комитета и поблагодарили за бдительность. Сказали, что «все просто обалдели от случившегося» и примут меры. А потом пришла «безумная отписка» за подписью первого зампреда Комитета Дмитрия Чередниченко, где было написано, что «по данным комиссии по медицинской этике и деонтологии, в видеоролике принимала участие врач-терапевт Смирнова А., но данный факт не подтвержден Смирновой А.», поэтому «объявлены замечания и снижен размер премии» за январь 2017 года заместителю главврача по медчасти — «за низкий уровень контроля за теоретической и практической подготовкой молодых специалистов», и заместителю главврача по экспертизе и реабилитации — за низкую организацию идеологической работы в поликлинике. Ее признали невиновной, потому что она не признала вину!

Комиссия установила, что на видео - Анастасия, но наказать ее не смогла, потому что та не признала вину. Документ предоставлен Машей Стежко

— И она по-прежнему терапевт! У меня просто руки опустились. Ее признали невиновной, потому что она не признала вину! Да еще и наказали двух левых людей, — негодует Маша. — Есть невежество, которое никому не вредит. Вот верит эта девушка, что земля плоская, и ладно. Но когда она верит, что рак можно вылечить содой, а ВИЧ — не существует, — это невежество, которое выходит за всякие рамки.

«Нас хотят сделать рабами китайцев»

— Я не боюсь, — парирует Настя все вопросы про комиссию. — Если дело пойдет дальше, больше пострадают начальники, чем я. Им куда больше терять, чем мне.

В поликлинике Настя работает не очень давно: отрабатывает распределение. Себя называет исследователем. Ни она, ни кто-нибудь из ее близких с проблемами ВИЧ не сталкивались. Настино диссидентство началось полтора года назад, когда она полезла в интернет, чтобы доказать подруге-вегетарианке пользу мяса, наткнулась на «правильную литературу» и поняла, что всё делала не так: «А когда обманули один раз, ты придирчиво начинаешь смотреть на всё». Тогда же, утверждает Настя, она поняла, что ВИЧ — один из кирпичиков «глобального заговора».

Настя верит, что мы живем в СССР, который «де-юре никогда не распадался», а Беларусь — государство, границы которого якобы не определены. «По истечении 25 лет, территория будет считаться ничейной, — говорит Настя. — И ее можно будет заселять. Их план — сделать из нас колонию рабов. Переселить сюда всю западную элиту и китайцев, которые свои земли уже загадили. Обращала внимание, что в банкоматах внедряют китайский язык? А английский в метро? Отмазывались ЧМ по хоккею, но на самом деле это так нас готовят».

В переписке с автором «Имен» Анастасия сразу дает ссылки на группы российских ВИЧ-диссидентов. Скриншот из переписки

Подобные истории о заговорах можно также найти в группе тех самых ВИЧ-диссидентов. Как и множество рассказов людей с диагнозом ВИЧ, которые «борются с системой». Из самых громких — история Оксаны Басалаевой из Новосибирска. Женщина специально усыновила двоих малышей с ВИЧ, чтобы их не лечить. Как родитель, по закону имеет полное на это право. Из самых одиозных — призывы одного из лидеров российского движения Алексея Старостенко законодательно запретить людям верить в ВИЧ и дать Старостенко разрешение на отстрел «пособников и творцов геноцида» — то есть всех врачей, которые назначают ВИЧ-позитивным людям антиретровирусную терапию (АРТ). 

Даня — один из ВИЧ-инфицированных детей родителя- «диссидента». Его отец Максим выкладывал в группу «ВКонтакте» видео с Даней и гневные сообщения о том, что лечить своего сына он никогда не станет. Мальчик умер в июле 2014 в возрасте 11 лет. Скриншот видео из социальных сетей

Есть в России и сообщество-антипод, члены которого призывают не верить диссидентам и следят за их судьбой. По статистике этого сообщества, из-за отказа от терапии уже умерло, как минимум, 60 участников той самой группы, посвященной диссидентству, из которых 12 — дети.

Люди ищут повод, чтобы не принимать болезнь

ВИЧ — это вирус, который приводит к ослаблению иммунной системы человека. Уровень иммунитета измеряют по количеству клеток СД4 (они — ключевое звено иммунной защиты от всех видов инфекции). У здорового человека таких клеток должно быть от 600 до 1 900 в 1 микролитре крови. ВИЧ разрушает клетки CD4. Когда их становится менее 200, у человека появляются заболевания, которые не встречаются вовсе или встречаются крайне редко у людей без ВИЧ. Это состояние называется СПИД. Люди непроизвольно худеют, ухудшается качество их кожи и волос, повышается температура. Они чувствуют постоянную слабость, которая часто сопровождается диареей или сыпью. Антибиотики не помогают или помогают на очень короткий срок.

В Беларуси с ВИЧ живут 17 260 человек (данные Республиканского центра гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья на 1 января 2017 года). Врач-инфекционист с 20-летним стажем Анна Василенко в беседе с «Именами» уточняет: «Это только те, кто зарегистрирован. По оценочной статистике, реально количество людей, живущих с ВИЧ, находится в пределах от 30 — 40 тысяч. И это не обязательно те, кто употребляет наркотики».

В Минске на более чем три тысячи ВИЧ-позитивных— два врача и три медсестры

В группе ВИЧ-диссидентов зарегистрировано около 300 белорусов. Активных «просветителей» из них — единицы.

— ВИЧ-диссиденты часто говорят, что ВИЧ нет, потому что вируса никто не видел (действительно, при диагностике виден не сам вирус, а антитела к антигенам ВИЧ, которые появляются в крови у инфицированных пациентов). Меня это умиляет. Электронов и электромагнитного излучения тоже никто не видел, но пользоваться электрическими лампочками и смартфонами никому не зазорно. Мы, инфекционисты, занимаемся доказательной медициной. Можем точно посчитать количество вирусных частиц ВИЧ в одном миллилитре крови. За 30 лет изучения ВИЧ-инфекция из смертельной болезни превратилась в одно из многих хронических заболеваний.

Анна Василенко добавляет, что людям сложно принять диагноз. И в период этого принятия люди максимально подвержены «всякой ереси, вроде той, что несут ВИЧ-диссиденты». Именно в этот период многие ВИЧ-позитивные люди решают отказаться от приема лекарств. Причина чаще всего одна — страх. Поводов — сотни. Неосязаемость болезни, религия, побочные эффекты, недоверие к врачам. И ВИЧ-диссиденты такие поводы плодят.

Акульи плавники и исландский мох

Несмотря на то, что в Беларуси противовирусное лечение от ВИЧ (АРТ) предоставляется бесплатно, отказываются от него сотни. Люди отключают телефоны, меняют имена, переезжают в другой город — все, лишь бы отвязались со своими таблетками. Уследить за всеми невозможно — не хватает людей. В Минске на более чем три тысячи ВИЧ-позитивных, половина из которых получают АРТ, — два врача и три медсестры, которые работают в диспансерном отделении Минской инфекционной больницы: назначают терапию, «ведут» пациентов.

В офисе «Позитивного движения» Фото: Александр Васюкович, Имена

Помогают врачам только волонтеры Белорусского общественного объединения «Позитивное движение» — организации, которая поддерживает людей, столкнувшихся с ВИЧ-инфекцией и наркозависимостью. Например, волонтер Денис уговаривает потребителей наркотиков сдавать анализы на ВИЧ. Если кто-то оказался «плюс» и рассказал об этом — уговаривает начать лечение и даже сам приводит в диспансерный кабинет, объясняет, с чего начать.

— Если вести здоровый образ жизни, то вирус — ерунда. Я здоровый, — говорит Сергей. Мы встречаем его в офисе «Позитивного движения», где люди с наркозависимостью могут получить чистые шприцы, провериться на ВИЧ, посмотреть телевизор или просто попить чай с печеньем и поболтать. Сергею 43 года, и о своем положительном ВИЧ-статусе ему известно уже год. Однако принимать АРТ не торопится, полагая, что организм сам справится с болезнью.

Пока что от всех аргументов врачей Сергей отмахивается:

— Да я всегда спортсменом был. Тяжелой атлетикой занимался, фехтованием, борьбой. Прыжки с трамплина. Какой вирус? — Сергей уверен, что пока ВИЧ не дает о себе знать, волноваться не о чем. — ВИЧ придумали для того, чтобы как-то наркоманов утихомирить. Запугать. Чтобы все прекратили принимать и стали заниматься здоровьем. Но я на болезни не зациклен. В больнице последний раз в школе был. Я знаю, как только начну обо всем этом думать: терапия, ВИЧ, туда-сюда… — тут же бахнет. А я не буду. Я год знаю, что у меня ВИЧ, и буду еще жить долго. И счастливо.

Пошли за таблетками вдвоем и сговорились месяц их не пить, но сказать врачам, что пили.

— Отшельников хватает, — признает председатель правления «Позитивного движения» Ирина Статкевич. — Они не приходят к врачу, говорят, что диагноз — ошибка или что они сами знают, как себя лечить: исландский мох, религия, акульи плавники, мед, сода, гималайский воздух и тибетские мудрецы.

— Всякого насмотришься, — говорит Денис. — Были в практике беременные, которые знали про диагноз и не лечились. Недавно вот одна пятого родила. Родился со статусом, а ей всё равно.

Денис Фото: Александр Васюкович, Имена

Антон тоже долго отказывался от лекарства. Но не потому, что верил в заговор, а потому, что не доверял врачам.

— Я узнал о своем статусе задолго до 2007 года — того года, когда в Беларуси появилась терапия, — рассказывает Антон. — На врачей была обида: они 10 лет разводили руками и отправляли на кладбище, а тут вдруг стали все добрые. Мы даже решили провести эксперимент с другом: пошли за таблетками вдвоем и сговорились месяц их не пить, но сказать врачам, что пили. План был такой: если скажут, что у нас все хорошо и мы выздоровели, значит, нас разводят. В итоге лекартсво не пили. А еще через месяц я уже не мог ходить на работу. Одевался, доходил до остановки, разворачивался и шел назад. Была очень большая усталость. Только тогда решился на терапию.

Антон рассказывает, что, когда затягиваешь с лечением, быстрого улучшения ждать не стоит. Говорит, нужно терпеть полгода-год, чтобы иммунитет выстроился, чтобы ушли «побочки». «У кого-то, например, диарея. Кажется, ерунда. Но попробуйте представить, что она длится полгода. Мне повезло — врач меня услышал и поменял схему лечения. Я стал себя прекрасно чувствовать. Сегодня я могу сказать: ребята, посмотрите на меня, я красивый и сильный, у меня здоровая жена и здоровый ребенок благодаря таблеткам. Для меня это сработало», — говорит Антон.

— В случае с ВИЧ крайне важно не делать никаких перерывов в лечении, — добавляет врач Анна Василенко. — Даже на один день. Если человек делает перерывы, то лечение перестает работать, а сам вирус становится невосприимчивым к препаратам. Человек не лечится сам и может передать вирус, который сложнее лечить. Если же делать всё правильно, вирус можно подавить настолько, что вероятность передачи инфекции от матери ребенку снижается до 1% и меньше.

У людей, которые правильно лечатся, вирусные частицы ВИЧ перестают обнаруживаться в крови. А значит, вероятность передачи ВИЧ во время секса практически исчезает. По стратегии ЮНЭЙДС (объединенная программа Организации Объединенных Наций по ВИЧ/СПИДу) — к 2020 году врачи  должны выявить 90% людей, которые реально живут с ВИЧ, лечить 90% тех, кто выявлен, и у 90% людей на лечении добиться подавления вируса. 

Тогда к 2030 году ВИЧ инфекция перестанет быть проблемой здравоохранения. Люди не будут умирать от СПИДа, и сведется к минимуму передача инфекции от одного человека другому.

*Анастасия Смирнова не является настоящим именем врача-терапевта. Все совпадения случайны. Настоящее имя известно редакции журнала «Имена».

Как вы можете помочь:

Общественное объединение «Позитивное движение» каждый день борется за жизни ВИЧ-позитивных людей. У волонтеров есть много важных и интересных проектов, но, к сожалению, не хватает людей, чтобы все эти проекты запустились. Так в «Позитивном движении» не хватает человека, который бы смог организовать работу с самой незащищенной группой людей, сталкивающихся с ВИЧ, — с детьми и подростками, которые больше других восприимчивы к разным «сказкам» в интернете вроде тех, что рассказывает терапевт Настя.

С вашей помощью «Позитивное движение» может собрать деньги на зарплату координатора службы для детей. Координатор сможет выстроить работу целого направления.

Каким детям «Позитивное движение» сможет помогать:

— детям с ВИЧ-инфекцией;

— подросткам, которые принимают наркотики;

— детям и подросткам, чьи родители принимат наркотики.

Чем помогать: Каждый ребенок, столкнувшийся с ВИЧ, получит возможность прийти в «Позитивное движение» и бесплатно и анонимно получить консультацию врача-инфекциониста, психолога, юриста, равного консультанта, а также проверится на ВИЧ и задать все вопросы людям, которые знают о ВИЧ не понаслышке и которые успешно живут с этим заболеванием много лет, имеют не ВИЧ-инфицированных супругов и детей.

Смету проекта вы можете посмотреть здесь:

Истории

«10 лет участвовал в задержаниях. Больше не хочу». Бывший ОМОНовец рассказал, почему белорусов спасет только солидарность

Истории

«Довели себя до ручки». Что происходит с людьми, которые отказывались лечиться от ВИЧ

Помогаем проекту Позитивное движение
Собрано 903 из 3515 рублей
Истории

«Хочу оставить ребенка!» Как бездомная Юля пытается вырастить сына

Истории

«206 человек остались без дома!» Как живет поселок, где разорилось единственное предприятие

Истории

Повелитель птиц. Биолог Денис из Малориты вместе с ушастыми совами спасает местный урожай от грызунов

Истории

«Компьютер не знаю, телевизор не слышу». 60 глухих пенсионеров штурмуют Дворец культуры, чтобы просто узнать новости

Помогаем проекту Работа для глухих Myfreedom. Connect
Собрано 8820 из 22 422 рубля
Истории

«Отворачиваются даже друзья». Пять минчан показали, как возвращаются к жизни после психбольниц

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 7865 из 29 300 рублей
Истории

«Из ног текло так, что я подставляла тазики». Бывшая балетмейстер ставит на ноги больного старика

Помогаем проекту Патронажная служба
Собрано 1029 из 49 185 рублей
Истории

Айтишница из Линово. Как живет и работает девушка, которую не может вылечить ни один врач

Помогаем проекту Фонд «Геном»
Собрано 29 886 из 47 700 рублей
Истории

Как выживают люди, которым государство отказало в пенсии