Истории

Белорус спасает белорусов. Он учит людей с психическими болезнями делать эко-игрушки для собак

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 18 737 из 54 119 руб.
Помочь

Три года назад Елена попала в психиатрическую больницу. Теперь устроиться на работу она не может: берут на испытательный срок, и всячески стараются избавиться, когда узнают, что она состоит на учете. Ее содержат родные, летом занимается огородом. Найти работу человеку, который побывал в психиатрической больнице, крайне сложно, их попросту боятся. Да и сам человек, который принимает сильнодействующие препараты, не потянет 8-часовой рабочий день. Юрист Клубного дома Виталий учит членов Клубного дома делать эко-игрушки для собак. Для многих это подработка, а еще — возможность подумать над тем, чтобы стать ремесленником.

Члены Клубного дома сидят за круглым столом, в центре которого несколько метров веревок. Есть потоньше — полтора сантиметра, есть потолще — в два сантиметра диаметром. Веревки сделаны из волокон технической конопли, и из них и делают эко-игрушки для собак.

— Сегодня мы делаем игрушки с двумя и тремя узлами, — говорит Виталий. — Нарезаем веревку по 60 сантиметров. Теперь завязываем узлы. На концах оставляем сантиметра три-четыре. Кто завязал — снимаем скотч. Теперь берем этикетки, намазываем клеем по краям. И все — у нас готовое к продаже изделие.

Работа простая и веселая, только после пеньки остается немного мусора. И работать лучше в перчатках, чтобы не сделать занозу. Сложнее всего сделать так называемый «обезьяний кулак» — шарик из веревки. В Клубном доме был специальный мастер-класс по «кулаку», теперь его могут сделать все.  

С февраля в Клубном доме начались мастер-классы по изготовлению эко-игрушек для собак.  Фото: Александр Васюкович, Имена

Такие игрушки — это часть социального бизнеса «Мопс-шмопс», который создали Виталий Павлоградский с Наталией Бублей. Проект выпускает печенье для собак и пакеты, в которые хозяева должны собирать фекалии. Эко-игрушки не распадаются, пахнут приятно и абсолютно экологичны. Сырье для них Виталий закупает у дилеров в России, в Беларуси такого попросту нет.

— Мы подумали, что можем привлекать участников Клубного дома к их изготовлению, — рассказывает Виталий. — Пока мы учимся делать игрушки, и даже начали зарабатывать. Сейчас члены Клубного дома могут получить 6-10 рублей всего за час работы. Пока собираемся пару раз в месяц, возможно, будем чаще. Все зависит от того, как будут продаваться игрушки. Мы готовы приходить хоть каждый день.

Боятся брать даже самые лояльные работодатели

Виталий — выпускник юрфака БГУ, работает юристом с 2001 года и все это время помогает общественным организациям. Консультировал людей в рамках проекта ООН по борьбе с ВИЧ/СПИДом, женщинами, которые занимаются секс-бизнесом, людьми с инвалидностью, работал на линии помощи жертвам насилия.

Люди из-за недостаточной поддержки, отсутствия реабилитации после выхода из больницы и элементарного понимания сами на себе ставят крест и начинают думать, что они ни на что не способны.

Уже несколько лет Виталий — юрист Клубного дома. Отвечает на письма и звонки по «горячей телефонной линии», принимает людей лично:

Андрей мечтает работать фотографом. У него уже были четыре фотовыставки, который помог организовать Клубный дом.  Фото: Александр Васюкович, Имена

— Я вижу, что люди с психическими заболеваниями — самая проблемная, самая сложная категория. Здесь наибольшая стигматизация и аутостигматизация. Потому что сам факт диагноза — это ярлык на всю жизнь. Люди из-за недостаточной поддержки, отсутствия реабилитации после выхода из больницы и элементарного понимания сами на себе ставят крест и начинают думать, что они ни на что не способны. Им сложно работать, им сложно вообще что-то делать.

Завязывая узлы на игрушках, члены Клубного дома рассказывают о том, какие трудности им пришлось пройти, пытаясь найти работу.

Саша около шести лет назад получил инвалидность. До этого он работал и официально, и неофициально: был предпринимателем на рынке, дворником, грузчиком.

— Последняя запись в трудовой — уволен по состоянию здоровья. Зашел устроиться грузчиком, трудовую полистали: «Ага, статья, а почему?» С ней уже не получается куда-то устроиться, возникают вопросы, — говорит он.

Веревки, из которых делают эко-игрушки, сделаны из пеньки — технической конопли. Их закупают у дилеров в России.  Фото: Александр Васюкович, Имена

— Саша попал в больницу, его уволили по состоянию здоровья и лишили трудовых рекомендаций (они выдаются врачебной комиссией). Потом Александр восстановил трудовые рекомендации, но обратно его уже не взяли: поменялась форма этих рекомендаций. Появилась формулировка про вредные условия — например, если работаешь с хлоркой, это уже вредно. И даже лояльный наниматель теперь боится брать Сашу на работу из-за этой формулировки, — рассказывает руководитель Клубного дома Ольга Рыбчинская.

Без этих самых трудовых рекомендаций, по ее словам, только очень радеющий работодатель рискнет взять к себе работника.

Ирина болеет уже 25 лет, но инвалидность получила только около десяти лет назад. Родители были живы — помогали. Работала, по ее словам, очень мало: по году, по два, общего стажа накопилось лет шесть. Ирина — инженер по образованию, а когда поставили на психиатрический учет, на бирже труда предлагали работу не по специальности: ездила в колхозы, собирала смородину, сажала цветы в Ботаническом саду.

Сделать одну изрушку можно минут за десять. За час работы — заработать до 10 рублей.  Фото: Александр Васюкович, Имена

Ирина говорит, что привыкла жить на 250 рублей пенсии. Подработка в Клубном доме ей нравится: не нужно приходить рано, не утомительно, и всех знаешь. А когда новые люди — тяжело.

Нет инвалидности — на работе дают испытательный срок. Если они узнают, что состоишь на учете, за это время всячески стараются избавиться

Леонид, которому уже 60, говорит, что даже здоровые люди после 45 лет не могут устроиться на работу:

— Я с 16 лет состою на учете, и инвалидности у меня нет. Теперь уже пенсионер, и никому не нужен. Как я выхожу из положения? Приходит ко мне бабка, говорит, надо вскопать огород, и я копаю.

Андрей мечтает работать фотографом, он буквально не расстается с фотоаппаратом. Окончил курсы, и теперь фотографирует все мероприятия Клубного дома. Иногда подрабатывает по договору подряда. Однажды ему предложили работу в социальной организации, но когда он пошел за трудовыми рекомендациями, врачи намекнули, что снимут инвалидность. А это сильно уменьшит пенсию.

Андрей побоялся: вдруг, на работе не получится, и пенсии он тоже лишится. Такой страх есть у многих членов Клубного дома. Теперь он ищет, как заработать без трудовых рекомендаций.

В Клубном доме помогают не только найти работу. Это центр, куда люди приходят каждый день, общаются, поддерживают друг друга, учатся готовить, работать за компьютером, играть на музыкальных инструментах, говорить на английском. Фото: Александр Васюкович, Имена

Елена три года назад попала в психиатрическую больницу, и с тех пор не может найти работу.

— Нет инвалидности — на работе дают испытательный срок. Если они узнают, что состоишь на учете, за это время всячески стараются избавиться, — рассказывает она.

— Я бы очень хотела быть социальным работником, помогать пожилым людям по хозяйству, за квартиру заплатить, в магазин сходить. Я пыталась найти работу, выслушивала от работодателей много негатива. Это провоцировало тревожность, неуверенность, после этого у меня начинались сильнейшие панические атаки. Мне нужна постепенная адаптация: прийти сегодня на час, завтра — на два часа. Но права на нее у меня нет, потому что нет инвалидности.

Уже не тунеядцы, а просто безработные

По словам юриста, сейчас многие при устройстве на работу требуют справку о состоянии здоровья, хотя нужны они далеко не для всех видов работ. Если видят, что есть проблемы с психическим здоровьем, могут отказать под различными предлогами.

Большинство из участников Клубного дома живут на пособие по инвалидности, если она у них есть. Проблема в том, говорит Виталий, что получить инвалидность по психическому заболеванию, а вместе с ней пособие и льготы, бывает крайне сложно.

Юрист Виталий с 2001 года помогает общественным организациям.  Фото: Александр Васюкович, Имена

— Очень многим людям с психическими диагнозами на МРЭК говорят, что они могут и должны работать. Но они физически не смогут отработать 8-часовой рабочий день. Они проходят сложные курсы лечения, принимают лекарства, от которых, мягко говоря, не очень хорошо себя чувствуют, потому что они гасят сознание, — говорит Виталий.

Раньше люди с психическими заболеваниями, у которых нет инвалидности, подпадали под действие так называемого «закона о тунеядцах». Но в новой редакции появились изменения: люди, которые состоят на диспансерном психиатрическом наблюдении, не являются «тунеядцами».

— Это была очень проблемная тема. Мы отправляли людей на комиссии в исполкомы доказывать, что они действительно не могут работать, — рассказывает Виталий.  

Формально, говорит Виталий, при устройстве на работу человек не должен сообщать диагноза. Но есть много «но». Если признаки заболевания как-то проявляются внешне, человек и сам не пойдет куда-то устраиваться. У таких людей нет достаточной правовой культуры и информированности в своих правах.

— Клубный дом и проекты, похожие на него, нужны для того, чтобы люди не изолировались, не уходили в свою общину, а учились общаться друг с другом, с другими людьми, чтобы видели возможности творчества, реализации, работы. Им этого очень не хватает. Врачи больше думают о лечении, но не о реабилитации, а она очень важна, — говорит юрист.

Я б в ремесленники пошел…

Александр говорит, что ему очень нравится вязять узлы. Хотя за свою жизнь успел поработать и предпринимателем, и грузчиком, и уборщиком помещений.  Фото: Александр Васюкович, Имена

Виталий консультирует людей с психическими расстройствами по вопросам трудоустройства.

К примеру, любой из них может стать ремесленником. Зарегистрироваться довольно просто:

1. Нужно прийти в налоговую, в службу «одно окно» и подать заявление, где должен быть указан вид деятельности. Ремесленнику сразу же выдают учетный номер.

2. Второй этап — нужно получить книгу учета и проверок. Ее нужно оплатить в банке, потом прошить и зарегистрировать.

3. Оплатить ремесленный сбор — 25,5 рублей за год (базовая величина).

— Думаю, это несложно сделать даже человеку с психическим расстройством. При необходимости проконсультируем, скорее всего, даже не понадобится дополнительного сопровождения.

Ремесленнику не нужно подавать деклараций в налоговую, он не должен выдавать чеки. Однако по закону он должен следить за безопасностью продукции. Если он участвует в ярмарках, должен иметь с собой квитанцию об уплате сбора, паспорт, книгу учета проверок.

Виталий говорит, что основная проблема ремесленников — в реализации товара. Например, игрушки для собак, которые делают участники Клубного дома, продаются через соцсети, а также в двух дружественных эко-магазинах. Создатели проекта планируют участвовать в разных маркетах: экотоваров, товаров для животных и т. п.

Изменить отношение работодателей к людям с психическими заболеваниями гораздо сложнее:

— Мы пытаемся сотрудничать и с властями, и с законодателями, рассказываем о проблемах на круглых столах и конференциях, но пока кардинальных сдвигов нет. Виталий консультирует по запросу: по телефону, в мессенджерах и личных встречах. Если у человека есть медицинские рекомендации, можем вместе подобрать по ним вакансии, которые есть в открытом доступе, — рассказывает руководитель Клубного дома Ольга Рыбчинская.   

Помимо проекта «Мопс-шмопс» Клубный дом сотрудничает с мастерской «Добродел» при Свято-Елисаветинском монастыре, там подрабатывают подопечные. Есть еще планы поработать с проектом «Добрае печыва».

Эко-игрушки продают через соцсети, а также в двух дружественных эко-магазинах. Фото: Александр Васюкович, Имена

— Ходили вместе с ребятами в одну организацию, но они не решились работать с нашими людьми, хотя мы ожидали понимания. Они побоялись даже при том условии, что у них будет сопровождение, — рассказывает Ольга. — Удалось устроить двух членов Клубного дома по госпрограмме адаптации к трудовой деятельности, но здесь нам повезло с нанимателем. Одна девушка работает, у другой ухудшилось здоровье, она на больничном.

В проекте работает горячая линия по реализации прав людей с психическими заболеваниями: +375 44 579 20 50 (рабочие дни с 9.00 до 18.00)

Как помочь

Очень часто людям, которые прошли психиатрическую клинику, страшно даже выйти из квартиры, не говоря о том, чтобы сходить на собеседование. В Беларуси пока нет системной помощи людям с психическими расстройствами, чтобы они не просто получали лечение в больнице, но могли вернуться в общество. А в стране их — 107, 8 тысячи человек (данные на конец 2017 года).

В Клубном доме помогают не только найти работу. Это центр, куда люди приходят каждый день, общаются, поддерживают друг друга, учатся готовить, работать за компьютером, играть на музыкальных инструментах, говорить на английском. Здесь проходят группы психологической поддержки и группы самоадквокации, которые ведет Виталий. Сегодня у проекта 165 подопечных.

Нужна ваша помощь, чтобы помочь найти работу людям, которые как и Елена, оказались в «ловушке»: не могут и работать, и пенсию им не дают. Имена собирают на зарплаты специалиста по трудоустройству, директора, юриста, двух социальных работников, а также аренду офиса, оплату связи и другие расходы этого важного проекта. Нажимайте кнопку Помочь, переводите любую удобную сумму.

Имена работают на деньги читателей. Вы присылаете 5, 10, 20 рублей, а мы делаем новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Имена — для читателей, читатели — для Имен. Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!

Помогите проекту
Клубный дом
Уже собрано 18 737 из 54 119 руб.
Истории

«Взяли и запретили помочь людям!» В Мингорисполкоме перепутали краудфандинг с попрошайничеством?

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 12 487 из 59 619 рублей
Истории

«Меня называли Анджела Дэвис». Женщина 46 лет руководит колхозом, где у людей зарплата «по пятьсот»

Истории

Одинокий Роналду. Климу из Бобруйска закон запрещает играть в футбол с пацанами

Истории

«Обратилась за помощью — сделали социально опасной». Молодая мама может лишиться дома и ребенка

Истории

«Обниматься не будем». Как встретились парализованные друзья Саша и Витя

Помогаем проекту Дистанционное обучение для людей с инвалидностью
Собрано 11 685 из 33 892 рубля
Истории

Остаться в живых. Почему сотни белорусов вынуждены собирать с миру по нитке на лечение за рубежом?

Помогаем проекту Помощь Тане Овсяниковой (пока в Беларуси нет фондов помощи взрослым)
Сбор средств завершен
Истории

И снова танчики! Десять глухих айтишников из Минска запускают «военный» стартап и хотят завоевать мир

Помогаем проекту Работа для глухих
Сбор средств завершен
Истории

Валерий Павлович с пяти лет живет без своего дома. Бездомный и скульптор из Бреста собирают на обеды тем, кто остался без крова

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 26 722 из 80 323 рубля
Истории

Без СОПлей. Как забота о детях превращается в карательную машину

Помогаем проекту Имена
Собрано 153 400 из 241 753 рубля
Истории

Всё решили без суда. Как переговорщики-профессионалы помирили ту самую Веру с мамой