Герои

«Что вы хотите, он же из детдома!» Как живет семья, которая усыновила сразу двух мальчишек

Помогаем проекту Родные люди
Собрано 15 290 из 37 653 рубля
Помочь

Маленький Никита боялся купаться. Закатывал истерику, стоило только маме поднести его к ванне. Соседи вызывали милицию: «Разберитесь, что у них происходит, небось, издеваются над усыновленными детьми!» Теперь Никита как рыба в воде — занимается плаванием. А его старший брат Кирилл завоевал больше 40 медалей по таэквондо. За плечами ребят — большая работа и любовь их родителей, которые сразу решили, что не будут устраивать из усыновления тайну. «Даже сегодня я могу найти у мальчишек под подушкой сосиску. Страх остаться голодным тянется из детдомовского детства», — говорит мама. Усыновителям помогают «Родные люди» — проект, который сохраняет семьи.

Мы поднимаемся в лифте на четвертый этаж общежития, Светлана Мокат поворачивает ключ в замке. Вспыхивает свет — и мы оказываемся среди картин и детских рисунков. Светлана руководит художественной студией, где учат не только рисовать, но и находить общий язык с близкими людьми.

Светлана и ее муж Сергей десять лет сражались за свое право стать родителями. Несколько выкидышей подряд, неудачное ЭКО, после которого генетики категорически запретили повторные попытки.

Дети помогли Светлане изменить свою жизнь и заняться любимым делом — теперь она руководит художественной студией, до усыновления работала кондуктором. Фото: Александр Васюкович, Имена

— Не знаю, почему так случилось. Я с детства была крепкой, здоровой. Но лет в 12 прямо на уроке физкультуры у меня разорвался аппендицит, врачи спасали мне жизнь. Возможно, во время полостной операции задели что-то внутри, из-за чего я так и не смогла родить, — предполагает она.    

«Детский дом — это конвейер. А где конвейер, там нет любви»

Светлана из многодетной семьи, у нее три брата и две сестры, и семейную жизнь без детей она просто не представляла. Когда супруги задумались об усыновлении, они не ожидали, что станут родителями двух мальчишек сразу. Но, узнав историю братьев Кирилла и Никиты, решились. Биологическая мать оставила мальчишек на старенькую бабушку и не заботилась об их воспитании. Когда бабушка умерла, детей поместили в Дом ребенка. За скупым изложением фактов — много боли и тоски: Светлана рассказывает, что первое время мальчишки пугались, когда она засыпала, постоянно будили ее. Кто знает, какие страшные воспоминания хранятся на дне их памяти? И сколько времени и любви нужно, чтобы залечить такие раны?

Когда Кириллу исполнилось три года, его должны были переводить из Дома ребенка в дошкольный детский дом. Если бы так случилось, братиков бы разлучили, возможно, навсегда. Поэтому Национальный центр усыновления искал людей, готовых взять в семью обоих мальчишек. Светлана и Сергей действовали быстро и ответственно: между первой встречей с Кириллом, который в свои три с небольшим уже многое понимал, и заседанием суда, утвердившим решение об усыновлении, прошло меньше месяца. В решении суда было указано «с немедленным исполнением», это означало, что они могли забрать детей из детского дома в тот же день. Так и сделали.

У Кирилла уже синий пояс по таэквондо, осталось завоевать красный и черный. Он успел побывать на соревнованиях в Латвии, России, Украине и Словакии. Награды — больше 40 медалей — украшают комнату мальчишек в общежитии.    Фото: Александр Васюкович, Имена

— Нам помогло то, что я постоянно наблюдалась у врачей, потому что лечилась от бесплодия. И все анализы и медицинские справки, сбор которых растягивается у других усыновителей на несколько месяцев, были у нас на руках. Национальный центр усыновления проводит очень крутые курсы для усыновителей. На этих курсах рекомендуют серьезно отнестись к первой встрече со своим будущим ребенком. Многие усыновители приходят на первую встречу, потом начинают собирать документы, а с ребенком связь не поддерживают. Что успевает передумать малыш за 3-4 месяца? Ему кажется, что его снова предали — как уже однажды предали биологические родители. Потом приходится долго преодолевать последствия этой травмы. Мы к первой встрече подготовили целую книгу, которую оставили Кириллу.

На каждой страничке этой книги были рисунки, фотографии и схемы, которые должны были объяснить ребенку, чем занимаются его новые родители и почему не могут забрать его прямо сейчас. Вот машина, на которой они едут в поликлинику. Вот доктор, который выдает документы. И главная фигура — «дядя судья», от которого все зависит. Художественный талант Светланы развернулся в полную силу! Кроме того, они с Кириллом договорились об обязательном телефонном звонке — каждый день, в восемь вечера.

— Если я в этот момент была в дороге, то выходила на ближайшей остановке и набирала телефонный номер. Спрашивала Кирюшу, что он ел на ужин, что интересного случилось за день. Рассказывала, чем занимались мы с папой. Простые разговоры, но как много они значили! Ведь Кирилл понимал: мы его не забыли, а всеми силами приближаем нашу встречу.

Кто бы мог подумать, что малыш, который панически боится воды, будет профессионально заниматься плаванием?  Фото: Александр Васюкович, Имена

Как только привезли мальчишек домой, оказалось, что маленький Никита панически боится воды. Кричал как резаный, едва завидев ванну. Поднимал рев, стоило поднести его к умывальнику.

— В детском доме невозможно учесть особенности характера и желания малышей. Нужно помыть всем попы — и точка. Это конвейер! А где конвейер, там нет любви, — рассуждает Светлана.

На преодоление страхов уходили недели и месяцы. Сначала Никиту мыли над умывальником, потом в маленькой ванночке, потом ставили ее в ванную и только когда он привык, набирали воду в большую ванную. Сегодня Никита занимается плаванием в спортивном классе.

Когда опускались руки и собственного опыта не хватало, Сергей и Светлана обращались к психологу Ольге Головневой, которая тогда работала в Национальном центре усыновления, а позже основала организацию «Родные люди», чтобы помогать семьям-усыновителям.

— Ольга Сергеевна очень нас поддержала, благодаря ей мы поняли, что все проблемы можно преодолеть, нужно лишь время, любовь и терпение. Когда узнаешь, что ты не один сталкиваешься с такой проблемой, что кто-то ее уже успешно решил, сразу становится легче. Начинаешь верить в себя, учишься не опускать руки. Хотя даже сегодня я у моих мальчишек могу найти под подушкой сосиску! Этот страх остаться голодным тянется из детдомовского детства. И не оттого, что детей в интернатах недокармливают. Просто там приемы пищи в строго определенное время, а малыши ведь обожают «кусочничать». В семье ребенок всегда имеет возможность взять печенье или яблоко, как только захочет, — объясняет Светлана.  

Даже двойку в школе объясняют генами

Гены — слово, которое Светлана и Сергей слышат со всех сторон с тех пор, как у них появились дети. Оказывается, генами можно объяснить все, даже драку с одноклассником и двойку по математике!

Родители могут сохранять тайну усыновления, многие так и поступают, чтобы защитить своих детей от неуместного любопытства окружающих, а семью — от осуждения и вмешательства в личные дела. Сергей и Светлана сохранить тайну не могли, даже если бы захотели: они живут в общежитии, на момент усыновления работали в одной организации.

Мальчишки проводили каникулы в деревне у бабушки. Два года назад бабули не стало, родители купили на родине Сергея домик под дачу, который мечтают превратить в уютное семейное гнездышко. Фото: Александр Васюкович, Имена

— Я хочу, чтобы дети обросли «иголками», чтобы их не ранили эти глупые и бестактные замечания окружающих на тему усыновления. Поэтому мы говорим с детьми на эту тему откровенно и без пафоса, за чашкой чая, — объясняет Светлана.

И на работе, и в общежитии к решению Сергея и Светланы отнеслись с пониманием. Иногда, выходя из своей комнаты, Светлана натыкалась на сумки с детскими вещами, оставленные неизвестными доброжелателями.

— Все-таки у нас очень много отзывчивых, добрых людей! — уверена женщина.

— Кое-кто на работе говорил мне про усыновление: «Я б так не смог». Но это ведь не осуждение, просто точка зрения, — рассуждает Сергей. — Я ни с кем не спорил. Зато моя мама всегда говорила: «Вот молодцы, что вы так поступили!» Она так долго мечтала о внуках. А что такое внук для бабушки, будь он родной или усыновленный?

— Радость! — улыбаясь во весь рот, подсказывает темноволосый взъерошенный Никита, довольный тем, что может поучаствовать в беседе взрослых.

Занятия в маминой студии помогли братьям подружиться с ребятами в общежитии, хотя первое время они даже боялись подойти к незнакомым детям.  Фото: Александр Васюкович, Имена

Стоило Кириллу и Никите пойти в садик, а потом в школу, как семья столкнулась с предубеждением со стороны педагогов. Светлана честно признается, что не знает, что делала бы без помощи «Родных людей». Говорит, психологи в саду и школе ничем ей не помогли.

— К сожалению, во многих вопросах они просто некомпетентны. А по отношению к усыновленным детям проявляют настоящее предубеждение. И с таким предвзятым отношением мы сталкиваемся везде. В начальной школе психолог начала таскать Кирилла на какие-то бесконечные тестирования. Я об этом ничего не знала, пока не заметила, что мой ребенок возвращается домой подавленным. Потом классная начала звонить и жаловаться на то, что Кирилл кого-то в классе ударил. А мы его в шесть лет отдали в секцию таэквондо как раз потому, что он слишком тихий был, никого не мог ударить, даже если его самого обижали! И вдруг слышу однажды от мамы Кирюшиного одноклассника: «А что вы хотите, он же усыновленный у вас!» Я обернулась к ней: «Откуда вы знаете?!» Оказалось, классный руководитель с психологом обсуждали моего ребенка во всеуслышание в присутствии посторонних.

Педагоги и школьные психологи в подавляющем большинстве не готовы принять ситуацию с усыновлением как должное, констатирует Светлана. И это в Беларуси, где в устройстве в семьи нуждаются более 12 тысяч детей.

— В обществе существует масса стереотипов об усыновлении, которые включаются неосознанно, — вступает в разговор Сергей. — Многие считают, что люди решаются на усыновление ради наживы. Наши люди привыкли во всем искать тайный смысл, какую-то подоплеку.

Светлана считает, что занятия в ее студии полезны всем родителям — чтобы лучше понимать своих детей. Фото: Александр Васюкович, Имена

Единственный, кто лояльно отнесся к ситуации с усыновлением, был тренер по таэквондо Сергей Репей.

— Сергей Олегович сказал: «Да какая мне разница: родной или усыновленный? Бегает, прыгает… Меня растяжка больше интересует. Пусть тренируется!» Он любил и понимал малышей, дети на него смотрели, как на отца родного, — с благодарностью вспоминает мама.

«Я не боюсь появления биологической матери, приму ее с открытым сердцем!»

Благодаря мальчишкам Светлана решилась поменять профессию и исполнить свою детскую мечту — посвятить жизнь рисованию. Рисовать она всегда любила и умела. Но отец настоял на том, чтобы дочка выбрала «настоящую профессию, которая прокормит во все времена». Светлана выучилась на швею и устроилась на фабрику по пошиву обуви. Почти сразу же выяснилось, что у нее аллергия на кожу. Пришлось уволиться. К тому времени она уже вышла замуж. Сергей — водитель троллейбуса. Светлана устроилась в тот же троллейбусный парк кондуктором.

О той своей работе она вспоминает тепло и с юмором:

— Я ездила по маршруту 53-го троллейбуса. Столько интересных встреч, интересных людей, у каждого — своя история. А я человек общительный! И людям нравится рассказывать мне свои истории. Помню одну пожилую пассажирку, которая оказалась балериной: лицо и руки в морщинах, но седые волосы перетянуты жемчугом, блузка с пышным воротником — знаете, как раньше носили? — с большой черной брошью, осанка королевы, ноги развернуты в немыслимой позиции… Она меня сразу заинтриговала, я подошла, мы разговорились. Она рассказала, как театр оперы и балета во время войны гастролировал в военных частях, как балерины спасали свои ноги от обморожений… Студентов по полмесяца возила бесплатно, они в благодарность за это покупали проездные на следующие полмесяца. Зайцев безошибочно узнавала по выражению лица и суетливым движениям… Может быть, однажды книгу об этом напишу! — смеется Светлана.

Я уверена, рассказчик из нее получится не хуже, чем из главной героини нашумевшей повести Камиллы Цень «Я прыду за табой у аўгусце», в которой минская контролерша ведет самое настоящее детективное расследование.

Светлана говорит, что усыновители часто сталкиваются с дискриминацией, не чувствуют себя на равных с другими родителями. Иногда могут попрекнуть, мол, вам государство помогает, вот вы и решили взять детей из детдома. Иногда могут обвинить, что твой ребенок во всем виноват, потому что «у него такие гены». Люди даже не понимают, как ранят семьи.  Фото: Александр Васюкович, Имена

После декретного отпуска Светлана в троллейбусный парк уже не вернулась. Она заочно окончила университет по специальности «Педагог изобразительного искусства». А когда в семье появились дети, поняла: пришло время реализовать себя в любимом деле. А заодно — помочь своим сыновьям влиться в социум. Кирилл и Никита боялись общаться со сверстниками.

Как подружить своих детей с соседскими? Светлана организовала бесплатный кружок по рисованию прямо в общежитии. И ее расчет оправдался. Уже через пару недель все соседские ребята прибегали к Кириллу и Никите с вопросом: «Спросите у мамы, когда занятие?»

Теперь у Светланы собственная студия и идея, как обучение рисованию может помочь объединить семьи.  

— Потенциальных усыновителей еще на курсах в Национальном центре усыновления учат, что детям придется многое объяснять, разговаривать с ними, общаться — нужно найти общий язык, стать близкими, протоптать дорожку к сердцу друг друга. Но, оказывается, этому же нужно учить не только усыновителей, но и обычных родителей, — говорит Светлана.

Со стороны государства контроль за семьями, где есть усыновленные дети, строже, отмечает Светлана. Именно поэтому родители часто бояться обращаться за помощью в государственные центры.  Фото: Александр Васюкович, Имена

Многие усыновители живут в страхе, боятся, что объявятся биологические родители и предъявят свои права. Многие, но не Светлана.

— Я не боюсь появления биологической матери, я приму ее с открытым сердцем! — говорит она. — И когда узнает, сколько вложено в их образование… Ведь большинство детей в детских домах — с педагогической запущенностью. Нашему Никите предрекали обучение в спецшколе, потому что к детскому саду у него половина звуков не была поставлена. Мы каждый день занимались с частным логопедом. Представляете, сколько это денег?! Но уже к шести годам он четко произносил все звуки без исключения и был полностью готов к школе!

Светлана признается: гораздо больше, чем гипотетическая встреча с биологической матерью, ее пугает столкновение с бездушной государственной системой, которой не хватает чуткости и понимания проблем усыновителей.

— Вот «Родные люди» нас понимают. У этой организации нет цели выявить неблагополучие в семьях усыновителей. Их цель — сохранить семьи, помочь родителям и детям преодолеть кризисные ситуации. Но «Родные люди» оказывают психологическую поддержку, а нужен орган, стоящий на защите прав усыновителей. В конце концов, усыновление — это просто один из путей появления ребенка в семье.

Как вы можете помочь

Каждый год в Беларуси появляется 600 приемных семей. Каждая семья проходит сложный период привыкания ребенка к родителям и наоборот. В Национальном центре усыновления семьи готовят к усыновлению, но что делать потом? Программ постоянного сопровождения семей нет. Обращаться к психологам при госучреждениях родители не спешат, потому что боятся, что семью могут поставить на учет как неблагополучную.

Конфликты доходят до того, что ребенок находится в постоянном стрессе, а родители теряют веру в себя и опускают руки. Некоторые всерьез задумываются, не вернуть ли ребенка назад в детдом. И за последние пять лет 60 детей снова отправили в интернаты. Только представьте, что они пережили!

Фото: Александр Васюкович, Имена

Проблему решает проект «Родные люди». Здесь дети и родители могут бесплатно получить психологическую помощь и поддержку. Дети и родители ходят на консультации, общаются с другими семьями, где тоже есть усыновленные дети.

Несколько лет проект держался на энтузиазме. Но для стабильной работы нужна постоянная поддержка, чтобы каждый день, при необходимости, семьи, которые попали в кризис, могли сразу же обратиться к психологам. Чтобы семьи не разрушались, чтобы усыновленных детей становилось все больше.

Сейчас «Родные люди» помогают 100 семьям в Минске и Минской области. Команда проекта понимает, что этого недостаточно, нужно расширяться, чтобы в Беларуси появился республиканский центр для всех усыновителей. Такая система работает в Европе.

Мы верим, что счастливые дети могут быть только в счастливой семье. И просим вас поддержать очень важный и нужный проект — «Родные люди». Нажимайте кнопку Помочь, выбирайте разовый платеж или ежемесячную подписку на любую доступную сумму. А мы обязательно расскажем, как «Родные люди» помогают семьям, ведь все мы хотим жить в счастливом обществе.

Имена работают на деньги читателей. Вы оформляете подписку на 3, 5, 10 рублей в месяц или делаете разовый платеж, а мы находим новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Выберите удобный способ перевода — здесь. Имена — для читателей, читатели — для Имен!

Поддержите проект
Родные люди
Собрано 15 290 из 37 653 рубля
Выберите сумму разового платежа или оформите подписку:
Герои

Фея в доспехах. Мама 13 детей ставит на уши Пружаны, потому что жить нужно лучше

Герои

Вундеркинды из глубинки. Влад и Женя хотят стать великими изобретателями. Но без учителей и компьютеров у них почти нет шансов

Помогаем проекту STEM-образование в регионах
Собрано 8054 из 19 683 рубля
Герои

«Их загоняют в гетто». Режиссер Исаков снял правдивый фильм о детях с аутизмом

Помогаем проекту Театр для детей с аутизмом
Собрано 28 357 из 58 448 рублей
Герои

Ангел с кувалдой. Как учительница младших классов бросила школу и основала детскую газету, которую полюбили во всем мире

Герои

«Зарплату отправляю родственникам». Как африканец работает футболистом в Слуцке

Герои

Как юный Паваротти. Фотоистория о жизни незрячего мальчика, покорившего «Минск-Арену» на ЧМ по хоккею

Герои

«Боюсь ребенка отпустить на кухню». Как живут люди в последних минских коммуналках

Герои

Особенная Ира. Как девочка без будущего доказала белорусским врачам, что будущее у нее есть

Герои

«Я задыхалась, вспоминая сына». Психолог «Ангела» вытягивает из беды людей, которые потеряли родных

Помогаем проекту Поисково-спасательный отряд «Ангел»
Собрано 84 515 из 90 592 рубля
Герои

Право на школу. Родители Ромы и Насти из Бобруйска добились, чтобы их дети с аутизмом могли учиться