Герои

«Молись и работай». Бизнесмен восстанавливает бывший монастырь в Мозыре, чтобы открыть культурное пространство

«Внизу болото, сверху — сталагмиты, кругом — мусорная свалка», — так бизнесмен Александр Баранов описывает свое первое впечатление от помещений бывшего цистерцианского монастыря в Мозыре. В конце 2017 года он купил их у райисполкома всего за 13 базовых величин. Здания, которые до 2011 года занимала мебельная фабрика «Мозырьдрев», превратились в свалку за последние пару лет, когда объект перестали охранять. Чтобы узреть за горами мусора чудо барочной архитектуры, нужно быть мечтателем, авантюристом или сумасшедшим. Чтобы открыть здесь культурное пространство и устраивать концерты, выставки и кинопоказы, нужно очень верить в себя — и в свою команду.

«Монастырские сады простирались до самой Припяти»

«Долина Ангелов» — исторический топоним. Так местные жители окрестили живописную долину, когда монахи-цистерцианцы построили здесь монастырь. Монахи в белых одеяниях казались полешукам ангелами, спустившимися с небес на темную землю. После восстания 1864 года монастырь цистерцианцев был закрыт.

*Помочь

Цистерцианцы — это монашеский орден, ответвившийся в XI веке от бенедиктинского ордена.

У монахов-бенедиктинцев был девиз «Ora et labora», что значит «молись и работай». Александр Баранов поставил перед собой цель, которая человеку послабее духом кажется недостижимой. Он решил вернуть бывшему костелу Святого Креста первоначальный облик, отстроить бывший монастырь — и передать весь комплекс верующим.

Фото: Александр Васюкович, Имена

На одной из стен висит огромный плакат с проектом реконструкции цистерцианского монастыря XVIII века под многофункциональный центр. Это работа студентки гомельского БелГУТа Юлии Мищенко. Мечта против суровой реальности. Белоснежные стены, изящные формы барокко — сколько времени понадобится, что вернуть утраченное?

— Лет пять, а может быть, десять — все зависит от финансовых вливаний. Сейчас главное — ремонт кровли, нужно срочно остановить разрушение костела, — делится Александр, когда мы вступаем под гулкие своды.

В пристройках более позднего времени разместятся выставочный зал, учебные классы, кинозал, мастерские — а в перспективе еще и хостел, чтобы в «Долину Ангелов» можно было приехать издалека и остановиться на несколько дней. И еще — когда-нибудь здесь обязательно будет сад. Ведь два столетия назад разбитые монахами сады простирались до самой Припяти. Садов давно нет, только кое-где в городе можно встретить экзоты — растения, ввезенные монахами из теплых стран, но прижившиеся в нашем холодном климате. Александру нравится девиз монахов. Дел много, отчаиваться некогда. Молись и работай. 

Фото: Александр Васюкович, Имена

— Бессменным приором монастыря был Бенедикт Рожанский, он здесь умер и похоронен, — рассказывает Александр Баранов. — Я мечтаю найти его могилу, потому что это замечательный человек, он очень много сделал для Полесья. У нас были знаковые фигуры — Аскерки, Горваты, но это местная шляхта. А Бенедикт Рожанский — человек, который пришел с другого края земли и все тут изменил.

Мозырь — крупный промышленный город с населением около 110 тысяч жителей. Здесь действуют предприятия нефтеперерабатывающей и нефтехимической отраслей. На нефтеперерабатывающем заводе производят автомобильный бензин, дизельное топливо, мазут, битум. «Мозырьсоль» экспортирует продукцию в страны СНГ и дальнее зарубежье. А вот культурно отдыхать жителям особо негде. Мозырский драмтеатр сгорел в начале 2013 года и с тех пор не восстанавливался, хотя по свежим следам местная газета «Жыццё Палесся» писала о скорой реконструкции здания.

Горват и социальный капитал

— Калі я ўпершыню прыехаў сюды і блукаў па манастырскіх будынках, падумаў пра Аляксандра — чокнуты, — признается журналист и писатель Андрей Горват. Деревня Прудок, где он живет, всего в 20 км отсюда. Он один из энтузиастов, создающих на руинах цистерцианского монастыря культурное пространство «Долина Ангелов». Ему самому хочется восстановить дворец Горватов в Наровле, но местная власть не торопится передавать ему полуразрушенный панский дом на самом берегу Припяти. Хождения по мукам продолжаются уже тринадцатый год.

Фото: Александр Васюкович, Имена

— У пэўны момант ты прывыкаеш да расчараванняў і перастаеш занадта эмацыйна рэагаваць на іх, — объясняет Андрей. — Адзінае выйсце — рабіць тое, што можаш.

Сам Горват может многое: летом он привез в Калинковичи спектакль Купаловского театра «Радзіва Прудок», поставленный по его книге, а перед Новым годом, как шутят журналисты, «в обстановке строгой секретности», без рекламы и объявлений в соцсетях, издал свою вторую книгу «Прэм’ера».

— Купалаўцы хацелі прывезці спектакль «Радзіва Прудок» у Мазыр, але мясцовыя ўлады не далі дабро. А гэта ж, разумееце, узровень міністэрства культуры, гэта не нейкая апазіцыйная суполка прасіла дазволу на правядзенне мерапрыемства!

 — У пэўны момант ты прывыкаеш да расчараванняў і перастаеш занадта эмацыйна рэагаваць на іх, — объясняет Андрей. — Адзінае выйсце — рабіць тое, што можаш.

В «Долине ангелов» Горват проводит курсы белорусского языка «Пагавары са мной». У него есть «социальный капитал», т. е. дружеские связи со многими интересными творческими людьми, и этот капитал очень помогает развиваться проекту. В ноябре, например, на курсы белорусского в Мозырь приезжал актер и режиссер Романом Подоляко.

— З беларускай мовай у Мазыры складана, — объясняет Горват. — У свой час тут размаўлялі па-польску, цяпер — па-руску. Беларуская жывая толькі ў вёсках. Але да нас у «Даліну Анёлаў» прыходзяць ахвотна, бо гэта адзінае месца ў Мазыры, дзе адбываецца нешта жывое, сапраўднае. Прыходзяць самыя розныя людзі. Апошні раз на курсах сярод слухачоў былі чыноўнікі з райвыканкама, быў нават адзін дзядзька з міліцыі, нехта з апазіцыі. То бок такі зрэз грамадства — і па ўзросце, і па сацыяльных ролях. 

«Молодежь стремится в Минск — там же гипермаркеты!»

С момента закрытия цистерцианского монастыря промелькнуло полтора столетия, но что такое полтора века для вечности? От бывшей исполкомовской сторожихи Александр Баранов узнал о Белом Монахе — призраке, который в белых одеяниях скользит всегда по одному и тому же коридору. Когда в 2015 году сюда приезжали цистерианцы из польского города Енджеюв (Jędrzejów), где находится самое старое действующее до настоящего времени цистерцианское аббатство в Польше, основанное в 1140 году, сторожиха чуть не потеряла сознание: их одеяние точь-в-точь походило на одежды призрачного монаха.

Фото: Александр Васюкович, Имена

— Я не думаю, что сторожиха изучала исторические документы, чтобы узнать, как одевались цистерцианцы. Но она точно описала, как выглядел Монах.

Рассказы о Белом Монахе — хорошая приманка для легковерных туристов, успеваю подумать я. Но тут Роза — самая дружелюбная из здешних псин, она увязалась за нами следом, — вдруг отбегает, настораживается, вся ощетинившись, и неожиданно сердито лает.

Фото: Александр Васюкович, Имена

— Тихо, Розочка! — уговаривает Александр и оборачивается к нам. — Собаки всегда лают на этом месте. Что-то им в этом углу не нравится. Наверное, именно здесь проходит Белый Монах. Цистерцианцы из Польши объяснили, что монаха оставили здесь на стыке миров… Я понимаю, что вы об этом думаете! Кстати, здесь жил приор, возможно, это его призрак.

— Я аднойчы начаваў у манастыры — і ўсё было нармальна, — Андрей Горват решительно сворачивает разговор о потустороннем.

Фото: Александр Васюкович, Имена

— Приор просто решил не связываться с Андреем, — с улыбкой парирует Александр Баранов. 

Собаки достались Александру в качестве живого довеска к недвижимости: когда-то они охраняли имущество мебельной фабрики, а теперь готовы подружиться со всеми, кто приходит в «Долину Ангелов». Миша Савицкий, молодой парень, который в проекте числится завхозом, сейчас орудует сварочным аппаратом — строит для них вольер. Скоро у бездомных собак появится жилье. Мишино лицо закрыто сварочной маской для защиты от брызг металла. На призыв Горвата: «Пагавары з намі, Міша!», — молодой человек поворачивается и поднимает маску. У него хорошее серьезное лицо. Мише девятнадцать. Закончил колледж по строительной специальности, готовится поступать в университет имени Шамякина. На вопрос, чем он занимается в «Долине Ангелов», парень отвечает просто: «Я делаю все».

— Талковы хлопец, — подтверждает Андрей Горват.

— Не хочет ни бухать, ни колоться. И в Минск не хочет. А большинство молодых в Мозыре мечтают уехать в Минск, — говорит Александр Баранов. — Их родители программируют уезжать. Все считают, что в Минске все самое лучшее, самое вкусное. Потому что в Минске есть «Макдональдсы» и гипермаркеты! Гипермаркеты заменяют людям культуру, веру, все! Я однажды попал в Минск на Рождество. На улице никого, в храмах — никого, зато парковка у «Бигза» под завязку забита машинами.

Фото: Александр Васюкович, Имена

— Ты мінскафоб! — обвиняет товарища Андрей Горват.

Но Александр не считает себя «минскофобом», ему просто не нравится, что способные и талантливые уезжают в столицу вместо того чтобы вкладывать мозги и способности в развитие родного города. В белорусской глубинке люди просто не верят, что от их действий хоть что-то зависит. Психологи называют такие настроения «выученной беспомощностью». Но тенденцию можно переломить, если создать пространство, где будет чем заняться думающим, творческим людям.

Не зная, как выглядели помещения на старте, трудно оценить масштаб сделанного. В одном из помещений культурного пространства уже работает галерея, до 12 января в ней открыта выставка фотопоздравлений «PF.2019». Разноцветные «пээфки», развешанные на уровне взгляда, напоминают новогодние гирлянды. Недавно в галерее появилась печка-грубка, гостям будет теплее. Осталось установить хорошие окна, чтоб тепло не улетучивалось сквозь щели. 

Фото: Александр Васюкович, Имена

«Рэпертуарчык у мясцовым кінатэатры разлічаны на рабацяг з завода»

Вот еще одно пространство — нечто среднее между библиотекой и кинозалом. На неоштукатуренных стенах — картины местной художницы Светланы Головневой. На книжных полках — старый портрет Маяковского.

— У вас в Минске этот портрет хотели выбросить на свалку, а кто-то из наших был в столице и спас поэта, — рассказывает Александр Баранов. — Летом мы вешали здесь экран, смотрели документалки: «Белый мир глазами Далиборека» и «Дебют» Анастасии Мирошниченко, — рассказывает Александр. — За Настю Мирошниченко вообще воевали. Некоторые переживали: зачем я посмотрел про зону?! Здесь нет отопления, поэтому это летняя локация. Несколько раз здесь проводились уроки рисования под руководством наших художников.

Фото: Александр Васюкович, Имена

— Мне б хацелася зрабіць тут невялічкі кінатэатр, каб там увесь час круціць харошыя фільмы, — вступает Андрей Горват. — «Кінаконг», на жаль, да нас пакуль не даехаў. Але гэта абавязкова будзе! Можна банальна харошую еўрапейскую класіку паказваць. Бо тут няма харошага інтэлектуальнага кіно. Рэпертуарчык у мясцовым кінатэатры разлічаны на рабацяг з завода. А вось Ігар Малашчанка, які развесіў у нас на выставе свае фатаграфіі, — куды яму пайсці паглядзець кіно? Хіба што ў Мінск ехаць? Тут мала што адбываецца і людзі сапраўды трошкі галодныя да такіх падзей.

— Игорь Малащенко — завадатор мозырской группки фотографов, — поясняет Александр Баранов. — В Беларуси в творческой среде нередко бывает, что все друг друга ненавидят. Чужой успех воспринимают болезненно. А Игорь Малащенко собрал всех наших фотографов, перезнакомил, подружил. Он ломает структуру и создает новую — «мы вместе». Это очень круто.

Почти закоченев в холодных стенах, мы пьем чай в маленьком «классе вокала». Здесь стоит фортепиано и несколько рядов стульев. Воспитанники преподавательницы хорового пения Юлии Дударевой недавно выступали с колядной программой в костеле святого Михаила Архангела. Этот костел — часть бывшего женского цистерцианского монастыря. Женскому монастырю повезло больше, чем мужскому: при монашках в нем действовала школа для девочек, позже он использовался как военная казарма, детский дом. А в костеле до 1990-х гг. размещалось музыкальное училище. Здание прекрасно сохранилось и в конце XX века возвращено верующим.

Фото: Александр Васюкович, Имена

А храм бывшего бернардинского монастыря в Мозыре был передан православным, сегодня это Свято-Михайловский кафедральный собор. Мало кто знает, что в его подземных помещениях — криптах — устроена часовня-усыпальница для останков убитых и замученных в годы репрессий. Собор был областной тюрьмой НКВД Полесской области. Среди останков в крипте нашли деревянную скульптуру Иисуса на кресте. У скульптуры нет рук. Теперь потемневшее от времени распятие хранится в «Долине Ангелов».

Как вы можете помочь «Долине Ангелов»

*Помочь

Помочь проекту «Культурніцкая прастора „Даліна Анёлаў“ у Мазыры» можно, перечислив любую сумму на его счет на краудфандинг-платформе Talaka.by. Каждый перечисленный рубль пойдет на покупку строительных материалов, инструментов и оплату труда специалистов. Финансовая поддержка — не единственная возможность оказать поддержку: проект всегда открыт для волонтеров, готовых вложить в хорошее дело силы и время. Бизнес-спонсорам проект предлагает площадку для реализации интересных идей, созвучных с идеей «Долины Ангелов». Особенно ждут тех, кто готов открыть в старых стенах гостиницу и (или) хостел, кофейню, коворкинг.

Имена работают на деньги читателей. Вы присылаете 5, 10, 20 рублей, а мы делаем новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Имена — для читателей, читатели — для Имен. Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!

Герои

Вундеркинды из глубинки. Влад и Женя хотят стать великими изобретателями. Но без учителей и компьютеров у них почти нет шансов

Помогаем проекту STEM-образование в регионах
Сбор средств завершен
Герои

«Их загоняют в гетто». Режиссер Исаков снял правдивый фильм о детях с аутизмом

Помогаем проекту Театр для детей с аутизмом
Собрано 33 954 из 58 979 рублей
Герои

Ангел с кувалдой. Как учительница младших классов бросила школу и основала детскую газету, которую полюбили во всем мире

Герои

Фея в доспехах. Мама 13 детей ставит на уши Пружаны, потому что жить нужно лучше

Герои

«Что вы хотите, он же из детдома!» Как живет семья, которая усыновила сразу двух мальчишек

Помогаем проекту Родные люди
Собрано 18 121 из 37 653 рубля
Герои

Она клевая. Юля с ДЦП учится на дневном отделении и разрабатывает мобильный навигатор по Минску для колясочников

Помогаем проекту Имена
Собрано 279 085 из 241 753 руб.
Герои

«Усе плачуць, а я пяю». Дядя Миша — последний дедушка на деревне, который помнит полесские песни. Послушайте его!

Герои

Циля и Маша. Как живут девочки, «расстрелянные» 76 лет назад

Герои

Земля Золотилина. Как низкорослый бизнесмен бросил в Минске все и перебрался в родную деревню

Герои

Молодые учительницы из Светлогорска вытаскивают из темноты 130 незрячих