Истории

Спасти лису Алису. Как Сирин возвращает животных в лес

Собрано 9586 из 24 731 рубль
Помочь

Лису Алису подобрали в лесу. Она была совсем маленькой — помещалась на ладошках. И наверняка бы погибла, если бы не вышла навстречу трактору, за рулем которого был Максим. Алиса подрастала сначала на балконе у своего спасителя, а потом — в Сирине — центре помощи диким животным. Осенью ее начали «дичать» — готовить к тому, чтобы выпустить в лес, и при нас отпустили на волю — туда, где запрещена охота. Сирин — единственное место в Беларуси, где помогают раненым и больным диким животным. И лисе Алисе, и безымянному серому зайцу, и вальдшнепу, который ударился в здание гостиницы «Беларусь». С просьбами помочь звонят со всей страны, но забрать всех не получается. Денег у Сирина едва хватает на самое необходимое: корм, лечение и уход.

Помидоры и детское молоко

Лиса Алиса родилась в конце марта в лесу под Борисовом. Сколько у нее было сестер и братьев — неизвестно. В мае в лес пришли люди и начали валить деревья.

— В середине мая у меня как раз была ночная смена, — рассказывает Максим Ничипарович, водитель трактора, который вывозит лес. — Разгрузился и ехал без груза на делянку. В свете фар заметил, что по дороге навстречу кто-то бежит. Прямо на трактор. Фары у нас такие, что светло, как днем.

Максим работает на лесозаготовках. Он водит трактор, на котором вывозит деревья с делянки. Фото из личного архива героя

Мужчине показалось, что это хорек или норка. Зверек был маленький-маленький, не больше двух ладошек. Он остановился, вышел на бампер. Зверек сидел прямо перед трактором. Спустился вниз. Оказалось — лисенок. Увидев человека, он немного отбежал в сторону.

Руками Максим брать животное побоялся, знал, что лисы переносят бешенство. Снял с себя майку и взял лисенка, укутав в нее.

Максим знал от друзей-охотников, что маленькие лисята далеко от норки не отходят. А если и отходят, то всегда с мамой или папой. Посмотрел вокруг — никого не было. Подождал на случай, если кто-то появится. Заметил, что нос у лисенка весь в сосновой пыльце. Как он мог испачкаться? Только в поваленных деревьях.

— Возможно, семью накрыло, когда валили лес. Деревья-то большие, по 50-70 метров. Куда оно падает, мы не видим.

Максим забрал лисенка в кабину, и тот уснул буквально через пару минут. Катался в тракторе до утра. Мужчина не знал, что делать с животным. Потом позвонил жене, сказал, что у них новый питомец. Новый, потому что до этого Максим, так же работая в ночную смену, подобрал лайку, причем, беременную. Она осталась жить в борисовской квартире, оставили и одного щенка из помета — он уже вырос.

Жена не ругала. Наоборот, взяла на себя все заботы по уходу за новым питомцем.

Лису Алису буквально носили на руках. Покупали детские мясные консервы и детское молоко. Фото из личного архива героя

С утра Максим поехал в инспекцию по охране природы. Слышал, что там есть что-то вроде зоопарка. Но в инспекции сказали, что лисенка не возьмут — у них в живом уголке держат только кроликов, зайчат, но не хищников. Еще сказали, что диких животных нельзя просто так забирать себе. Могут и оштрафовать.

— Ну, а что, бросать ее? Чтобы подохла где-нибудь, вороны заклевали? Она же совсем маленькая, — говорит он.  

Максим свозил лесенка к ветеринару, к которому водит своих собак. Врач сказала, что с лисенком все в порядке. Начал искать хоть какую-то информацию в интернете. Нашел Сирин — центр помощи диким животным, позвонил Ирине Трояновской. Договорились, что лисенка заберут — у него самого не было возможности завести ее в центр.  

Лисы — не такие чистоплотные животные, как кажется на первый взгляд. Запах, говорит Максим, очень сильный. На балконе до сих пор держится. Фото из личного архива героя

Питомца назвали Алисой. Как же еще назвать лису? Поселили на балконе — купили сетку и соорудили вольер. Она играла с младшей собакой, которая еще не ходила на охоту. Старшую к лисенку не подпускали. В еде Алиса была совсем не привередливой. Ела каши, которые готовили собакам. Любила помидоры и детские мясные консервы, детское молоко пила прямо из трубочки. 

Алиса никогда не кусала своих спасителей. Была спокойной. Но в клетке рычала и фыркала на всех. Ирина предупредила Максима, чтобы лису как можно меньше брали на руки. Мысли оставить Алису у спасителей не было.

— Лучше отдать специалистам, которые знают, как кормить, как лечить, как ухаживать, когда лучше выпускать, — уверен Максим.

Как «дичали» Алису

В начале июня лису Алису перевезли в Сирин. Она была еще маленькой, поместилась в переноску для морской свинки. Поселили в одиночную клетку. И осенью начали готовить к тому, чтобы выпустить на волю.

Мы приезжаем в гости к Алисе вместе с Ириной Трояновской. С раннего утра, перед основной работой (Ирина — педиатр в детской поликлинике) она везет в центр корм для питомцев, а также нового подопечного — вальдшнепа — перелетную птицу, которая ударилась в здание гостиницы «Беларусь». Сотрудник гостиницы подобрал ее и привез Ирине.

Вальдшнепы не выживают в неволе. Как только птице станет получше, ее выпустят. Фото: Александр Васюкович, Имена

Сирин арендует участок у фермерского хозяйства в деревне Пианино Дзержинского района. Между вольерами с птицами, кроликами и енотом разгуливают гуси вместе с петухами и цесарками. Нас встречает овчарка Лира, следом за ней выбегает серый кот. Сирин похож на звериную утопию — все питомцы дружат, никто не лает и не кусается. Вальдшнепа временно селят в курятник. Эти птицы не выживают в неволе. Как только пернатому станет получше, его выпустят.

Лиса Алиса за лето выросла и стала рыжей красавицей с пушистым хвостом. Ее готовят к тому, чтобы выпустить в лес. По словам Ирины, лис выпускают, когда они подрастут до четырех-шести месяцев. И до этого лису обязательно нужно «дичать».

— Алиса, когда приехала, не защищалась, даже позволила к себе прикоснуться. У меня даже были опасения, сможем ли мы ее подготовить к дикой природе. Сейчас отсадили от животных, чтобы не видела людей и собак. И кормим тем, что она сможет найти в лесу — даем мышек, — рассказывает Елена, которая кормит животных. — В природе лисы живут по одному, и у них очень развито чувство собственности. Если что-то ей дал, то поиграться с ней, как с собачкой, нельзя. Это ее — и все! Начнешь отбирать — становится агрессивной. Еще лисы любят что-то украсть, сплутовать, вытянуть из кармана, если что-то торчит. И потом она счастлива! Лисьи вольеры всегда сильно пахнут. Они стараются как можно тщательнее пометить территорию.

Лиса Алиса за лето выросла в рыжую красавицу с шикарным пушистым хвостом. На людей смотрит с опаской, при приближении к клетке начинает шипеть. Фото: Александр Васюкович, Имена

Ирина говорит, что весна для Сирина — пик обращений по найденным детенышам. В это время у лесных обитателей подрастает потомство. Маленькие зайчики большую часть суток сидят одни. Их обязательно придет покормить своя или чужая мама. К счастью, молоко очень калорийное, и хватает его маленьким, но уже покрытым шерсткой зайчатам надолго. Точно так же — косули. Люди часто не знают этого, и забирают малышей, хотя делать этого не стоит.

Лиса Алиса была очень маленькой, когда осталась одна. В таком возрасте лисята не выживают в лесу. Максим сделал все правильно, уверена Ирина.

Хищников, тех же лис, вполне можно выкармливать козьим молоком, детскими смесями. Зайчикам, белочкам, куницам, хорькам принципиально нужна собачья смесь Royal Canin — на других они просто не выживают. Она дорогая — банка стоит 55 рублей. Но ее хватит для того, чтобы дорастить зайчика до того возраста, когда он сможет есть сам. В Сирине летом хищников кормят сухим кормом, который не портится на жаре. Зимой — каши, мясо, овощи, фрукты.

В Сирине постоянно живет около полусотни пернатых и хвостатых. Чтобы их прокормить, нужно не менее 650 рублей в месяц.  Фото: Александр Васюкович, Имена

Взрослая лиса, по словам Ирины, никогда не пойдет к человеку. Если все же пошла — не стоит ее трогать. Вероятность того, что у него бешенство — 50%. Если лиса лежит на дороге — 50 на 50, что у нее есть заболевание.

— Такое животное мы не возьмем к себе, у нас нет карантина. На карантин на 21 день забирают на Гурского («Фауна города» — прим. ред.). Если нашли больное животное — звонить нужно в «Фауну города», в лесничество, в сельсовет, в природоохранные ведомства, в МЧС — они должны принимать меры.

По правилам, если человек нашел лису или любое другое дикое животное, он должен вызвать лесника или представителя природоохранного органа (инспекции по охране природы, Минприроды и т. п.) этого района, или председателя сельсовета. В Минске и Минской области можно обратиться в МЧС. Представители этих ведомств составят акт изъятия животного. На бумаге должно быть три подписи: лесника, ветеринара, инспектора либо председателя сельсовета.

Можно ли держать Алису дома

Ирина говорит, что держать дома дикое животное очень сложно. Хозяевам придется сильно поступиться своими интересами, чтобы обеспечить комфорт питомцам. Научиться мириться с их инстинктами. Например, лиса копает. Она будет рыть и бетонный пол, и металлический поддон, и линолеум. Больше всего лисы копают вечером, ночью и рано утром. Дикие лисы агрессивны от природы, насколько можно будет подавить агрессию — зависит от воспитания.

Алису переместили из клетки в переноску с помощью специальной захватки.  Фото: Александр Васюкович, Имена

Через Сирин прошли около десятка лис. Диких приручить не получалось — сколько бы они с человеком ни росли, как бы их ни пытались приручить. В Сирине живет лиса Пудра, которая, в отличие от Алисы, родилась в неволе, на звероферме. Но даже она рычит, если у нее забирают еду.

Несколько минут — и лиса Алиса отправится на волю. Помогает Ирине ее супруг. Фото Александр Васюкович, Имена

— Для таких животных не существует понятия «нельзя». Собаке можно сказать: не грызи подушки, и через десять наказаний до нее дойдет, что этого делать никогда нельзя. С лисой так не получится. Ее накажешь, скажешь нельзя, но через пять минут она решит, что уже можно. Поэтому квартира будет уничтожена, — уверена Ирина.  

В Сирине спасают животных не для развлечения, не для того, чтобы потом любоваться ими в клетках, а для того, чтобы выпустить. Остаются или пристраиваются в хорошие руки только те, кто не выживет в природе.

Еще ни одно животное не осталось возле клетки, когда его выпускали. Инстинкты сильнее. Фото: Александр Васюкович, Имена

— Перед каждым выпуском я 125 раз по скайпу рассказываю коллегам, как зверь выглядит, как он ест, как на меня реагирует. Для меня самая авторитетная организация — это российский центр реабилитации птиц и диких животных «Ромашка», по зайчикам консультируюсь в «Доме зайца».

Случаев, когда животное привезли в лес, а оно не убежало, не было. Инстинкты сильнее.

У лис, по словам Ирина, очень сильные инстинкты. Они отлично адаптируются в природе, сами охотятся. Главное — выпустить ее туда, где нет охоты. И подальше от деревень, потому что лиса первым делом пойдет за легкой едой — кур душить. И судьба ее тогда очень понятна.

— В пятницу Алису, пожалуйста, не кормите, готовим к выпуску, — говорит Ирина.

— Ну как же? — вздыхает Елена. — Я хотела накормить вкусно напоследок.

20 октября Алису выпустили. Она убежала из переноски не оглядываясь, едва почуяв волю.

Лису Алису выпустили там, где нелья охотиться. По словам Ирины, у нее хорошие шансы адаптироваться и выжить.   Фото: Александр Васюкович, Имена

За три месяца — 64 новых подопечных

Только за июль–август в Сирин привезли 64 животных и птиц. Чаще привозят именно пернатых, наверное, потому что животных страшнее взять в руки. Большинство из них — 31 — уже подлечили и выпустили в их привычную среду обитания. Остался только серенький зайчик, но и его скоро выпустят.

Случаев, когда животное привезли в лес, выпустили, а оно не убежало, просто не было, рассказывает Ирина. Инстинкты сильнее. Отследить его дальнейшую судьбу невозможно. Конечно, можно повесить датчик, в Сирине думали над этим, но сейчас деньги нужны на самое необходимое: корм, лечение и уход.

Ирина делает прививку песцу Полдню. Фото: Александр Васюкович, Имена

— Звонят нам много, но сейчас мы уже научились говорить: привезите сами. Потому что это просто нереально — выехать ко всем. Только за эту субботу было шесть звонков — по вальдшнепам и утке. Вчера был лебедь из Сморгони — у него сломана лапа, позавчера — лебедь из-под Витебска, поймать его у людей не получилось. Уплыл, пока мы разговаривали. А лебедя из Сморгони привезли к нам.

Ирина мечтает, чтобы в Сирине появились просторные вольеры, в которых можно было бы учить диких животных и птиц охотиться. Для этого нужны большие клетки и разлеточные вольеры, в которые можно выпускать живую еду — к примеру, мышей.

Говорит, что очень сложно найти для дикого животного ветеринара.

— Недавно искали офтальмолога для совы — она мало того, что слеток (птенец, выпавший из гнезда — прим. ред.), так еще и под машину попала. На глазу было бельмо — белое пятно. Птицу осмотрела моя одноклассница — человеческий офтальмолог: сказала, что глаз удалять не нужно. И бельмо действительно постепенно прошло.

Сейчас о подопечных Сирина заботится хозяйка фермы, у которой проект арендует участок. Работает по договору подряда. Кормит животных, меняет воду.

Ирина мечтает, чтобы в Сирине появились просторные вольеры, в которых подопечных можно было бы учить охотиться на живую еду. Фото: Александр Васюкович, Имена

Последние два месяца Сирин ищет специалиста, который бы ухаживал за животными постоянно. Но найти не получается. Кому-то далеко ездить, кто-то не может взять на себя ответственность за животных, кого-то не устраивает зарплата (500 рублей в месяц — прим. ред.). Кто-то не устраивает Ирину:

— Когда приезжает человек, который никогда не работал с дикими животными, как я его возьму?

За средства читателей Имен уже купили теплую бытовку, где будут зимовать перелетные птицы, а также жить больные и ослабленные животные. Там же может жить и работник — вакансия с проживанием.

Зимовать в Сирине будут около полусотни животных, уже знакомых нашим читателям: совы Сева и Кузя, осоед Гречка-Шречка, енот Понча, песец Полдень, который сейчас живет в новом просторном вольере — его подарили волонтеры зоозащитной организации «Эгида». 

Как вы можете помочь животным

Для того, чтобы просто прокормить животных и птиц в Сирине, нужно 650 рублей в месяц. Замороженных цыплят для хищников покупают аж в Санкт-Петербурге, они стоят 280 рублей за 100 килограммов с доставкой. Партии хватает на два месяца. Белорусские птицефабрики, к сожалению, такой продукцией не торгуют.

Имена собирают средства корм животным, на зарплату сотрудника, который будет ухаживать за животными (внимание — вакансия свободна!), на аренду территории центра. Ваша помощь нужна для того, чтобы проект продолжал работу, спасал и лису Алису, и всех, кто не может выжить без помощи человека.

Чтобы проект продолжил работу, нужно собрать 18 тысяч рублей. Важен каждый рубль! Нажимайте кнопку «Помочь», выбирайте разовый платеж или ежемесячную подписку, сумму определяете вы сами. Именно подписка дает проекту уверенность в том, что завтра будет чем накормить сову Севу, осоеда Гречку, песца Полдня и еще полсотни зверей, которым без помощи человека просто не выжить. 

«Имена» работают на деньги читателей. Вы оформляете подписку на 5, 10, 15 рублей в месяц или делаете разовый платеж, а мы находим новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Выберите удобный способ перевода — здесь. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен»!

Собрано 9586 из 24 731 рубль
Выберите сумму разового платежа или оформите подписку:
Истории

«Меня называли Анджела Дэвис». Женщина 46 лет руководит колхозом, где у людей зарплата «по пятьсот»

Истории

«Взяли и запретили помочь людям!» В Мингорисполкоме перепутали краудфандинг с попрошайничеством?

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 13 017 из 39 468 рублей
Истории

Одинокий Роналду. Климу из Бобруйска закон запрещает играть в футбол с пацанами

Истории

«Обратилась за помощью — сделали социально опасной». Молодая мама может лишиться дома и ребенка

Истории

«Обниматься не будем». Как встретились парализованные друзья Саша и Витя

Помогаем проекту Дистанционное обучение для людей с инвалидностью
Собрано 4867 из 33 285 рублей
Истории

Остаться в живых. Почему сотни белорусов вынуждены собирать с миру по нитке на лечение за рубежом?

Помогаем проекту Помощь Тане Овсяниковой (пока в Беларуси нет фондов помощи взрослым)
Собрано 11 213 из 18 000 рублей
Истории

И снова танчики! Десять глухих айтишников из Минска запускают «военный» стартап и хотят завоевать мир

Помогаем проекту Работа для глухих
Собрано 12 427 из 24 595 рублей
Истории

Валерий Павлович с пяти лет живет без своего дома. Бездомный и скульптор из Бреста собирают на обеды тем, кто остался без крова

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 13 495 из 75 501 рубль
Истории

Без СОПлей. Как забота о детях превращается в карательную машину

Помогаем проекту Имена
Собрано 276 819 из 420 000 рублей
Истории

Всё решили без суда. Как переговорщики-профессионалы помирили ту самую Веру с мамой