Истории

«Нас не надо жалеть, нам нужна работа». Как в Минске слабослышащие ребята стали любимыми кассирами у покупателей

Марина Романенко с детства плохо слышит. Когда пришло время устраиваться на работу, пошла туда, куда взяли — на завод за 220 рублей в месяц. Но предприятие в Гомеле обанкротилось. А у нее ребенок и кредит на квартиру. В это время в Минске слабослышащих людей приглашали стать кассирами в магазин «Соседи». Марина собрала вещи и рискнула переехать в столицу вместе с сыном. И не жалеет. Благодаря проекту «Тихие кассы» она и еще 25 человек смогли найти работу и поверить в себя. «Если бы предложили вернуться на завод, я бы ни ногой, — говорит наша героиня. — Сейчас чувствую себя полноценным человеком, который способен обеспечить себе достойную жизнь».

«Тихие кассы» появились в сети магазинов «Соседи» два года назад. Идея нанять  людей с нарушениями слуха появилась после того, как компания решила повысить уровень обслуживания — в ответ на жалобы покупателей.

— Мы изучили опыт иностранных сетей. Оказалось, два важнейших качества, которые клиенты ценят в сотрудниках магазинов, — вежливость и молчаливость, — рассказывает замдиректора по персоналу Татьяна Полянская. — Во многих крупных торговых сетях России уже давно работают люди с нарушением слуха. Мы стараемся помогать людям, и нам тоже захотелось создать рабочие места для людей с нарушением слуха. Так родилась идея «Тихих касс».

«Тихие кассы» работают в магазинах, где сигареты продают в специальном отделе. Глухие ребята не курят и не разбираются в марках табачных изделий. А задавать дополнительные вопросы покупателям проблематично. Фото: Виктория Герасимова, Имена

Слабослышащие кассиры работают в 13 магазинах сети. Ребята очень стараются. Пытаются уловить каждое слово покупателей, читают их по мимике и жестам, изо дня в день доказывая, в первую очередь, — себе (а порой и нам), что все барьеры мы придумали в своей голове.

Стать любимчиками у покупателей у них получилось не сразу. Сначала нужно было перебороть страх общения с новыми людьми. Потом быстро схватить, как правильно обслужить клиента. А еще, как реагировать на жалобы и предвзятое отношение. Этот путь прошли все наши герои — Марина, Анна и Юрий.

«Здороваюсь с покупателем, а он: «Не нужен мне ваш пакет»

— Я из Гомеля. Когда пришло время работать, как и многие люди с такими же проблемами, пошла работать куда взяли, — рассказывает Марина Романенко, ей 39 лет. — Была маляром, контролером-испытателем в отделе технического контроля — проверяла детали. Мне нравилась работа. Правда, зарплата была очень маленькой — всего 220 рублей.

Марина прекрасно выглядит. Коллеги говорят, на нее всегда обращают внимание мужчины. Фото: Виктория Герасимова, Имена

Марина одна воспитывает сына, ему 18. И у парня тоже проблемы со слухом.

— Сами понимаете, на такую зарплату особо не протянешь. Пенсия по инвалидности мизерная — 160 рублей… Как-то друзья из Минска рассказали о проекте «Тихие кассы». Тут же обратилась в отдел Общества глухих в Гомеле. Но оказалось, что обучение можно пройти только в Минске, да и в самом Гомеле на тот момент магазина с «Тихой кассой» не было.

Мы же обычные люди! Только общаемся иначе. 

Марина продолжала работать на своем предприятии, но прошлой осенью его объявили банкротом. Несмотря на это, ей разрешили работать еще три года.

— Многих сократили. Меня оставили, но зарплату урезали чуть ли не в два раза. А у меня кредит на квартиру, сын… Собралась с мыслями и решилась на переезд в Минск, чтобы пройти обучение. К счастью, минские родственники меня поддержали, приютили у себя.

Марина говорит, что проблем в общении у нее никогда не было. Помогает слуховой аппарат, она может ответить собеседнику.

В свободное время Марина занимается баскетболом. И вообще ведет активный образ жизни.  Фото: Виктория Герасимова, Имена

— Правда, речь немного отличается от привычной. Но в общем у меня вполне лайтовый вариант, — смеется она. — А вот реакция на таких, как я, бывает очень неоднозначной. Но мы же обычные люди! Только общаемся иначе. Решила для себя раз и навсегда: хочу и буду жить полной жизнью, бывать где-то, путешествовать. На том и стою. Не замыкаюсь, много общаюсь с друзьями, занимаюсь баскетболом, танцую, пою, даже в конкурсах красоты участвовала.

Марина работает кассиром уже полгода. Свой первый рабочий день, говорит, не забудет никогда:

— Мне было так страшно, что даже будучи смелым и авантюрным человеком, у меня тряслись поджилки. Знаете, это такое странное ощущение: как будто ты под стеклянным колпаком, да еще и под микроскопом. И все смотрят только на тебя. Понятное дело, покупателям тоже интересно, как я с этим всем справляюсь… В кассу уже очередь выстроилась, а я сижу, трясусь, боюсь ошибиться, обвесить, сдачу неправильно дать… Приходит женщина. Внимательно всё пробиваю, провожу наличный расчет, а потом оказывается, что она собиралась платить не наличными, а карточкой. Я ее неправильно поняла. Она разозлилась. Я тут же стала просить прощения. К счастью, всё обошлось.

Возле всех касс, за которыми работают кассиры с нарушением слуха, висит табличка с графическим изображением перечеркнутого уха и надписью: «Вас обслуживает кассир с ограничениями по слуху. Спасибо за понимание». Рядом со слабослышащим сотрудником работает слышащий коллега, чтобы в случае чего быстро решать возникшие вопросы. Хотя в основном кассиры «Тихих касс» справляются сами.

— Поначалу многие покупатели эту табличку попросту не замечали. Думали, что с ними работает обычный кассир. К примеру, здороваюсь с покупателем, а он: «Не нужен мне ваш пакет». Я ему: «Да нет, это я с вами так поздоровалась». Некоторые, когда понимали, в чем дело, говорили: «Какая же вы молодец». Улыбались, благодарили и желали удачи.

Марина признается, что решилась на кардинальные перемены, прежде всего, ради сына. В Минске для него гораздо больше условий, чем в Гомеле. Фото: Виктория Герасимова, Имена

Некоторые злились. После начала работы «Тихих касс» в адрес «Соседей» приходили и гневные отзывы. Некоторые писали: «Кто вообще им разрешил работать и как они имели на это право?» Предлагали выселить всех глухих и слабослышащих куда подальше, чтобы они жили в своем ареале и общались только среди себе подобных.

— К счастью, таких отзывов немного, — пожимает плечами Марина. — Если бы сейчас кто-нибудь предложил мне вернуться обратно на завод, я бы — ни ногой (смеется). Сейчас я чувствую себя полноценным человеком, который способен обеспечить себе достойную жизнь. Хотя, если честно, поначалу очень переживала, думала, что не справлюсь и придется уходить. Многие, в том числе и сын, поддерживают меня. Он тоже здесь учится, в Минске для этого нормальные условия. 

«Так боялась, что было страшно смотреть на покупателей»

Анна Дунаева родом из Бобруйска, ей 25 лет. В Минске окончила колледж по специальности «техник-программист». Несколько месяцев работает кассиром. Говорит, что мечтала о другой работе, но по специальности устроиться очень сложно. Аня вообще не слышит. Общается на языке жестов, в соцсетях и через сурдопереводчика.

Пока Аня работает кассиром, но надеется, что всё-таки сможет устроиться по специальности и стать программистом. Фото: Виктория Герасимова, Имена

— Всегда было очень обидно. Я человек с такими же потребностями, как и все вокруг. Но вынуждена быть тем, кем разрешает наше общество. Знаю, что многие работодатели пользуются таким положением глухих людей. Понимают, что выбирать работу людям с нарушением слуха особо не приходится, поэтому платят мало, и на многие жалобы просто не обращают внимания.

Забавно: я с детства боялась одна идти в магазин, а теперь сама работаю в магазине.

Мама и сестра Анны слышат, они всегда были рядом и помогали. Когда настал момент «включать» самостоятельность, было очень сложно.

— Боялась одна даже в магазин идти, — признается девушка. — Мама говорит: «Давай, учись всё делать сама». Прихожу в магазин, а на меня смотрят, как на невменяемую. Будешь тут уверенной! Помню, пришла домой, плачу: «Мама, куда ты меня отправила? Больше никогда одна не пойду». В результате мама пошла в тот магазин и о-очень обстоятельно объяснила, что я просто ребенок, который не говорит и не слышит. Хорошо, когда тебя могут защитить, но со временем я и сама стала понимать, что дальше мне как-то придется справляться самой, без мамы.

А тут еще и отработка грозила после колледжа… Иллюзий по поводу работы, которую могут предложить, Аня не питала. Услышала о «Тихих кассах», и приняла для себя решение, что хочет попробовать. Но мама девушки ее не очень поддержала.

— Писала постоянно, волновалась… Притом писала и звонила еще и руководству. Боялась, что эта работа не для меня, что не справлюсь. А я больше всего боялась, что не пойму, что от меня хочет покупатель, если вдруг о чем-то меня спросит, и что неправильно дам сдачу. Забавно получилось: я — девочка, которая с детства панически боялась одна идти в магазин, теперь сама пришла работать в магазин! В результате в свой первый рабочий день я ошиблась с весовым товаром. Женщина взяла яблоки со скидкой, а я пробила их без скидки. Покупательница заметила ошибку и пошла разбираться. Главная кассир меня защитила. Объяснила, что это мой первый рабочий день.

У Ани первое время были проблемы с клиентами. Она всегда смотрела на деньги — боялась ошибиться. И поэтому покупатели не могли ее понять. Коллеги решили ее снять на видео, и показали, как она выглядит со стороны. Аня посмотрела, поняла свои ошибки, и потом перед зеркалом тренировалась дома, как общаться с людьми. Фото: Виктория Герасимова, Имена

Чтобы помочь кассирам «Тихих касс» находить взаимопонимание с покупателями, под рукой у них есть небольшие подсказки. Текстом написаны уточняющие фразы, которые кассиры чаще всего задают покупателям. К примеру, «Могли бы вы найти деньги помельче», «Нужен ли вам пакет». Чтобы сказать покупателям какую-либо цифру, работники «Тихих касс» пользуются калькуляторами.

— В тот день всё разрешилось, но, как оказалось, впереди были новые трудности. Очень для меня болезненные и неприятные. Мне казалось, что на меня все смотрят осуждающе. Было так страшно, что я боялась даже взглянуть на покупателей. Полностью сосредотачивалась на деньгах, закрывалась. Возникали недопонимания, и люди начали жаловаться. А когда со мной пыталось поговорить руководство, думала, что ко мне придираются. Это уже сейчас я могу об этом спокойно говорить, но тогда…

В общем, в результате меня сняли со стороны на видео. Я посмотрела, и оказалось, что у меня действительно проблемы, даже с мимикой. Ко мне действительно не придирались. Покупатели стояли в очереди, некоторые даже пытались мне что-то объяснить, а я так зажималась и с головой уходила в пересчет денег, что ничего не замечала. В результате покупателям со мной было сложно. А мне было очень сложно справиться со всем этим в моральном плане.

Новая работа научила Аню быть самостоятельной — не бояться людей, решать свои проблемы и найти новых знакомых, в том числе, среди слышащих. Фото: Виктория Герасимова, Имена

Потихоньку Аня стала корректировать свое поведение, работала над собой. Прокручивала в голове разные ситуации, как может на них реагировать. Тренировала мимику. Сейчас всё гораздо лучше. Появились даже постоянные покупатели, которые приходят именно к ней.

— Всегда очень рада их видеть, с удовольствием со всеми здороваюсь.

Аня признается, что и ее жизнь вне работы тоже изменилась к лучшему.

— Я вдруг открыла для себя, что в жизни всё не так уж страшно. Даже если меня не понимают, всегда можно написать, объяснить мимикой, понятными всем жестами… Конечно, мне проще общаться среди глухих, но теперь и среди слышащих появились знакомые. Рада, что стала более самостоятельной и открытой. Живу в общежитии, и теперь, когда прихожу в магазин, не трясусь от страха, что меня не поймут, могу еще и сама оставить продавцу шоколадку — за понимание.

Размышляя о будущем, Аня не скрывает, что мечтает найти работу по специальности. Работать кассиром приходится по 12 часов в день, график — три через три.

— Очень хочу, чтобы в нашем обществе однажды тронулся лед в отношении людей с нарушением слуха. В общем-то, он уже тронулся, — говорит она.

«Женщины улыбаются чаще, а бабушки меня вообще обожают»

Юру Калугина можно понять и без слов. При помощи мимики и жестов он способен и объяснить, что угодно, и рассмешить, кого угодно. 

Юра — большой оптимист и большой юморист. Кажется, он может найти общий язык с любым человеком. «Все границы у нас в голове», — говорит он. Фото: Виктория Герасимова, Имена

— Мне 29 лет. Родился и вырос в Минске. Вместе с братом-близнецом учился в 13-й школе-интернате. Получил только среднее образование, — рассказывает парень. — Никогда не боялся и не стеснялся того, что не говорю и не слышу. Считаю, полноценным может быть даже самый неполноценный в физическом плане человек. Нельзя сдаваться. Поэтому всегда ставлю перед собой цели — и вперед. Поверьте, у меня много радостей в жизни. И радовать других я тоже люблю. По возможности помогаю больным детям и приютам, да и сам всегда стараюсь быть с улыбкой на лице.

Юра говорит, все границы — у нас в голове:

— Я не слышу, но научился читать по губам. Я не могу говорить, но хорошо чувствую людей. Научился улавливать даже их настроение и состояние. И дело не только в мимике и жестах. Здесь что-то другое. Одно могу сказать точно: добрый человек притягивает к себе, как магнит. Мне кажется, я тоже добрый (смеется).

Юрий стал одним из первых кассиров проекта «Тихие кассы». Для него эта работа — возможность чувствовать себя самодостаточным.

— До этого 12 лет работал в разных местах. На предприятии «Виток», где тоже работают люди с нарушением слуха, собирал розетки и выключатели. Зарплата — 250 рублей. Ушел на Автозавод. Там оклад чуть больше. Около 300 рублей. Поработал полтора года — сократили. Из-за тяжелого материального положения пришлось вернуться на «Виток», но постоянно пытался подыскать что-то более оплачиваемое.

Я молодой парень, хочу жить нормально. Пытался работать на Тракторном заводе. Сначала была неплохая зарплата, но потом попал в цех, где платили очень немного, — сократили финансирование. Пришлось уволиться. Устроился в Евроопт фасовщиком рыбы. Был доволен зарплатой, очень хотел работать, но после 2,5 лет не продлили контракт. Тем, кто хорошо говорит и слышит, со мной было сложно контактировать.

У меня много душевных покупателей. Девушки даже влюбляться умудряются!

Однажды в соцсетях прочитал о проекте «Тихие кассы» и сразу решил себя в нем попробовать.

— Когда узнала мама, сказала: «Ты что, с ума сошел? Как ты — глухой — будешь работать в магазине?» Подумала, я шучу. А я ходил, старался, мне нравилось. Решительно был настроен. А когда мама увидела меня по телевизору, где о нас сняли сюжет, глазам своим не поверила. И немного успокоилась.

Объясниться можно с каждым, считает Юра: показать, написать или просто улыбнуться. Фото: Виктория Герасимова, Имена

Конечно, поначалу были разные ситуации. Были сложности в общении среди коллектива. Пришлось привыкать друг к другу. Очень благодарен им за то, что относятся ко мне с большим пониманием и терпением. Если что-то не могут мне объяснить, пишут в Вайбере.

Кстати, подметил, что женщины ко мне относятся с пониманием, а мужчины сторонятся. А бабушки меня вообще обожают. Проникаются моей историей, начинают жалеть (смеется). Если серьезно, то у меня действительно много очень душевных покупателей. Пытаются что-то узнать о моей жизни, некоторые находят в соцсетях и начинают общаться. Девушки даже влюбляться умудряются. Я немного смущаюсь, правда. Не знаю, как на это реагировать. Однажды мне даже подарили шоколадку. Рассчитал покупательницу. Она ушла, а шоколадка осталась. Я ей объясняю, мол, вы забыли. А она: «Нет, это вам».

Фото: Виктория Герасимова, Имена

В «Тихих кассах» Юра работает почти два года. Говорит, никакого страха не ощущает.

— Не нужно нас делать особенными. Но можно сделать так, чтобы мы лучше понимали друг друга. К примеру, мне будет гораздо удобнее и легче понять человека, если при общении со мной он будет смотреть на меня, говорить не быстро, четко проговаривая слова. Тогда я смогу прочитать по губам. Кстати, кажется, я только что понял, почему с мужчинами мне наладить контакт сложнее. Они часто носят усы и бороду, — лица не видно! — смеется Юрий.

Этим ребятам не нужна жалость

Очередь в «Тихие кассы» такая же, как и во все остальные. Но очередь из постоянных и отзывчивых клиентов, как правило, выстраивается именно к ним. Узнав историю кассиров, многие покупатели к ним уже прониклись и при любой возможности стараются поддержать.

Сейчас «тихие кассы» есть в Минске, Мозыре и Гомеле. Работает в них 26 кассиров. Фото: Виктория Герасимова, Имена

Это был первый подобный проект в Беларуси, и чтобы воплотить его в жизнь, пришлось прилично потрудиться.

— Мы взяли за аксиому: это умные, адекватные и способные к обучению ребята, которые просто не слышат, а, значит, и общаются немного иначе, — рассказывает руководитель проекта «Тихие кассы» Наталья Гуркова. Она же занималась обучением кассиров для этого проекта. — Мы изначально решили, что общаться с ребятами будем, как с деловыми людьми, которые могут самостоятельно, без родителей, представлять свои интересы. И оказалось, многим из них это было нужно, как воздух.

Максимальная зарплата, которую на заводах получают глухие, — 370 рублей.

Найти сотрудников помогли в Белорусском обществе глухих. Там рассказали, что в Минске есть специализированный техникум, который занимается обучением таких ребят. В том числе там готовят специалистов по направлению «оператор ЭВМ». Для контролера-кассира навыки этой профессии отлично подходят.

— Для каждого из этих ребят работа в «Тихих кассах» стала серьезным шагом и хорошей возможностью обеспечить себя самостоятельно, — считает Татьяна Полянская. — Максимальная зарплата, которую на заводах получают глухие люди, — 370 рублей. Здесь у ребят есть возможность социализироваться, а при выполнении всех стандартов компании их зарплата — 600-650 рублей. Нам очень хотелось, чтобы всё получилось. Но, увы, некоторым приходилось отказывать на этапе стажировки.

Главная причина: не получалось работать с деньгами, не могли побороть свои страхи по поводу общения с людьми, совершали много ошибок. Еще одна проблема — излишняя опека со стороны родных. Когда «Тихие кассы» заработали, родители буквально обрывали телефоны руководства. Пришлось ограждать детей от их же родителей.

Коллеги поддерживают слабослышащих ребят. Если не могут договориться на словах, всегда можно написать сообщение на телефоне. Фото: Виктория Герасимова, Имена

— Пытались им объяснить, что взаимоотношения с их детьми у нас как с самостоятельными совершеннолетними людьми. И что все рабочие вопросы мы намерены обсуждать исключительно со своими сотрудниками, — вспоминает Татьяна Полянская. — Но родителей тоже можно понять. Наше общество далеко до того, чтобы люди с инвалидностью по слуху чувствовали себя полноценными. Некоторым родителям просто приходится занимать оборонительную позицию. Ведь многим глухим сложно даже билет купить. Написать что-то кассиру в билетной кассе нельзя. Видимо, руководствуясь буквой закона, они говорят: «Вы обязаны проговорить пункт назначения». И в результате отказывают в продаже билетов.

Чтобы общаться с «тихими кассирами», сверхспособностей не нужно. Достаточно проявить немного внимания, уважения и не торопиться. Этим ребятам не нужна жалость и особое отношение. Всё, чего они хотят, — быть такими, как все.

Вы тоже можете помочь 

В Беларуси слабослышащему человеку непросто устроиться на работу. Только в Минске на учете стоит больше 2 300 инвалидов по слуху. Чаще всего они идут работать на заводы, где получают копейки. Или торгуют мелочевкой в поездах и переходах.

«Имена» также поддерживают ИT-школа для слабослышащих. Здесь ребят бесплатно учат 3D-моделированию, успешные выпускники смогут найти работу ИT-сфере. 50 человек уже прошли обучение. Но чтобы проект и дальше набирал учеников, нужна ваша поддержка

«Имена» работают на деньги читателей. Вы оформляете подписку на 3, 5, 10 рублей в месяц или делаете разовый платеж, а мы находим новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Выберите удобный способ перевода — здесь. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен»!

Истории

«Бывший муж похитил сына. 4 года я не знала, где он». Как сейчас живет Рома, которого «Ангел» нашел в Крыму

Помогаем проекту Поисково-спасательный отряд «Ангел»
Собрано 60 300 из 81 590 рублей
Истории

«Я просто сдала кровь, а мне сказали, что могу спасти ребенка». Как студентка Катя стала первым в Беларуси донором костного мозга для незнакомого человека

Истории

«Компьютер не знаю, телевизор не слышу». 60 глухих пенсионеров штурмуют Дворец культуры, чтобы просто узнать новости

Помогаем проекту Работа для глухих
Собрано 12 427 из 24 595 рублей
Истории

И снова танчики! Десять глухих айтишников из Минска запускают «военный» стартап и хотят завоевать мир

Помогаем проекту Работа для глухих
Собрано 12 427 из 24 595 рублей
Истории

Мог бы купить яхту, но отливает Дедов Морозов. Философ с MBA пытается наладить «игрушечный» бизнес с инвалидами

Истории

«206 человек остались без дома!» Как живет поселок, где разорилось единственное предприятие

Истории

«Островец — свету конец». Как люди меняют город возле АЭС и меняются сами

Истории

Ник в западне. Парню не дают учиться там, где он хочет — врачи лишили его выбора

Истории

«Мы тут все уже на грани». Как в Минске спасают людей с психическими заболеваниями

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 13 017 из 39 468 рублей
Истории

«Имена» едут в Витебск! Покажем, что чувствуют белорусы, которым не повезло иметь свой дом и крепкое здоровье

Помогаем проекту Имена
Собрано 185 391 из 420 000 рублей